Тюрьма городская

Материал из Про Углич

Перейти к: навигация, поиск

Уроки литературы за решеткой

Совсем недавно (в 2011г) в возрасте 94 года ушла из жизни уникальная женщина Мария Ивановна Тихомирова. Познакомились мы более 10-ти лет тому назад. До последних дней мы с ней общались, беседовали, я записывала ее воспоминания. Фрагменты этих записей включены в несколько краеведческих работ.

М.И. Тихомирова и А. Савкин-ученик шк.№5 2002г.

В 2002 году мы с учеником 9 класса СОШ №5 Андреем Савкиным подготовили и представили на Всероссийский конкурс краеведческих творческих работ учащихся «Отечество» работу, целиком построенную на рассказах Марии Ивановны. Они были записаны мною на диктофон, как и другие ее воспоминания. Называлась эта работа: «Уроки литературы за решеткой».

Мария Ивановна Тихомирова – угличанка с 1917 года рождения. Закончив Угличское педагогическое училище, с 1935 года работала сначала в сельских школах, затем в Заволжской школе.

Когда в Угличе в 1937 году развернулась огромное строительство Гидроузла, ее направили в школу при Волгострое, для строителей-заключенных.

Располагалась эта школа в здании на берегу Волги, недалеко от Предтеченской церкви. Называлась она «Бетонная лаборатория».

Возраст учащихся был разный, были даже те, кому за 40 лет. Некоторые были с 3-х классным образованием. Обучали их строительным профессиям и по школьным программам начальных и средних классов.

Мария Ивановна преподавала русский язык и литературу. Ученики ее, одетые как заключенные (робы, кепки, грубые ботинки), не были похожи на бывших преступников. Это были осужденные по 58-ой статье –«политические», точнее репрессированные. Среди них много было людей интеллигентных. Эти ученики были старательные. Хотя приходилось Марии Ивановне быть свидетельницей, как грубо обращались с ними некоторые начальники из комиссии по приему экзаменов.

Дисциплина в эти годы была строжайшей. Но в лагере была и своя культурная жизнь, был клуб, театр, оркестр, так как среди заключенных были талантливые артисты, музыканты, поэты. Заключенные давали великолепные концерты для начальства. Ставили пьесы. Жили они в бараках, в условиях, мягко говоря, не комфортных. И с питанием, и с одеждой было плохо. Марии Ивановне приходилось навещать их. Водили заключенных под конвоем на тяжелые земляные и бетонные работы. А в школе они прилежно изучали литературу, орфографию, писали диктанты, сочинения. Учительницу свою очень уважали.

Бывшая городская тюрьма, детская колония, сейчас общежитие. Фото В. Кудрявцева 2012г
Педагоги и ученики угличской детской колонии. Верхнее фото:во втором ряду 2-я слева- М.И.Тихомирова
Бывшая тюрьма 2.jpg

После Великой Отечественной войны (1941- 45 гг) в Угличе появилась колония строгого режима для несовершеннолетних, в здании, где раньше была тюрьма (по Ярославскому шоссе).

Туда привозили мальчишек от 14 лет. Сроки заключения у них были большие, по законам того времени, от 10 лет и выше. А с 18 лет их отправляли в лагерь для взрослых.

Это были беспризорники, сироты из Детских домов. Были и дети хороших родителей, но ставшие ворами, преступниками. Трудные дети –«ощетиненные», как говорила Мария Ивановна. Некоторые и 3-х классов не закончили. Учила их по программам начальных и средних школ русскому языку и литературе. Сидели эти дети в камерах под замком. Двери с глазком, «параша» - все как в настоящей тюрьме. Классом была приспособленная камера. Учеников приводили под конвоем, запирали класс, оставляя учительницу одну с ними, потом учеников также уводили. Сначала страшновато было, потом – ничего, освоилась.

Вверху: педагоги и ученики колонии. Внизу:педагоги колонии с семьями на пикнике.
Тюрьма 4.jpg

На занятиях было всякое: плохо занимались, не хотели учиться. Приходилось завоевывать доверие учеников, изучать их «Дела», чтобы найти подход к каждому. Учительница заботилась об обстановке в классе. Главное, чтобы было чисто, светло, тепло, уютно. Это влияет на культуру поведения учеников, считала она. Библиотекой была небольшая камера с окошком. Учеников подводили конвойные, Мария Ивановна выдавала книги, беседовала с ребятами, советовала, что читать.

Жизнь угличской детской колонии.
Тюрьма 5.jpg

На уроках она никогда не затрагивала темы прошлого ребят, их преступлений. Для нее это были дети, которых надо исправлять, учить, спасать от продления срока наказания. Начальник колонии Суворов М.Ф. решил внедрить метод воспитания по Макаренко. Организовали так называемый «Коллектив», куда принимались те, кто хотел исправиться и не нарушал дисциплину. Ввели ритуал вступления: давали клятву, целовали знамя, все по Макаренко. Вступившие в «Коллектив» получали право ходить по территории без конвоя, другие же сидели под замком. Жизнь в колонии сразу стала интереснее. Для членов коллектива приглашали на встречи представителей часового завода, Горкома комсомола, Детского дома. Устраивались беседы диспуты, праздники, новогодние елки, выпускали стенгазету «Ежик». «Коллектив» стал расти. Колонисты стремились завоевать доверие педагогов.

Один из многих благодарных учеников М.И. Тихомировой - Ю. Черемисин
Тюрьма 6.jpg

Мария Ивановна пользовалась особым уважением. Она владела словом, применяла на уроках и обучающие, и воспитывающие методы: афоризмы, цитаты, чтение литературы, стихов. Особенно ученики любили диспуты о литературных героях, читательские конференции. Они с интересом писали сочинения, стихи.

Учительница добилась разрешения для некоторых колонистов выходить в город с ней без конвоя на прогулки. Так, рассказала она, однажды долго гуляли по городу с учеником Юрием Черемисиным. Ходили в Горком комсомола,повидаться с человеком, который навещал колонистов, осматривали город, и мальчик был восхищен Угличем. У этого парня был непростой характер, но учительница сумела его так направить в жизни, что потом, на свободе, он долго писал ей письма, присылал открытки, фотографии. Он приобрел хорошую профессию, завел семью, сына. Как и многие другие воспитанники колонии, он остался на всю жизнь благодарен своей учительнице.

Человечный, добрый подход, умение вести беседу, знание детской души помогали учительнице и преподавать, и воздействовать на характер бывших преступников подростков. Им нужно было дать надежду, что они станут полноценными людьми, пробудить в них доброту. Перед выпускным вечером она, взяв двоих ребят, без охраны, ходила с ними на Рыбинскую дорогу за черемухой для украшения класса. Ребята были так счастливы, что раздали всю черемуху по дороге девчатам, шедшим с часового завода.

Тетрадь стихов - на конкурс, заключенного детской колонии Углича, ученика М. И. Тихомировой
Тюрьма 12.jpg

В своих Сочинениях мальчишки писали, что хотят забыть свою прежнюю жизнь, стать настоящими гражданами. Сочиняли стихи о любви, о доме, о природе, стройках родной страны, о полетах в космос, героях войны. Литература того времени была насыщена темой патриотизма. Павка Корчагин, герои войны и космонавты были самыми популярными. На диспутах осуждались трусость, предательство, жадность.

Стихи на конкурс колониста, ученика М.И. Тихомировой

Колонисты ходили к детдомовцам, устраивали литературные конференции, диспуты. Однажды после диспута их пригласили на чай. Ребята чай выпили, а от конфет и печенья отказались: «Мы не хотим объедать детдомовцев». Потом, пригласив ребят из детдома к себе на елку, отдали им и свои подарки, заявив: «Эти дети такие же, как мы». Директорша детдома удивлялась, какие вежливые ребята колонисты. И это про тех, которые раньше считались безнадежными.

Много рассказывала Мария Ивановна. Как трудились колонисты на уборке улиц, в колхозе картошку убирали. Потом устраивали концерты в сельском клубе. При этом колонисты вели себя примернее сельских парней. Показала нам учительница много писем, тетради и листки со стихами своих бывших воспитанников, фотографии. Хранит она литературные сборники, изданные в Москве в 1959,1960 гг, в одном из которых рассказ ее бывшего ученика.

Опыт работы в колонии пригодился Марии Ивановне позже, когда ее направили преподавать русский язык и литературу в школу исправительно-трудового учреждения ЮН 83 \3.

Это было в конце 1960-х годов, когда колонию для несовершеннолетних в Угличе расформировали.

М. И. Тихомирова. После урока литературы для заключенных лагеря ЮН 83\3.1970-е гг

Состав заключенных в лагере для взрослых был гораздо серьезнее и тяжелее, чем в колонии. Здесь тоже встречались такие - с трехклассным образованием. И снова пришлось преподавать по программам до 5-го класса и с 5-го по 11-й класс, только уже взрослым людям. Кому-то было уже под сорок лет, были и старше.

М. И. Тихомирова.Обсуждение темы после урока

Учительница была уверена, что для успешного обучения заключенных, нужно внести содержание в их жизнь. По ее инициативе стали проводить литературные встречи, диспуты, конкурсы, концерты. Через литературу развивать способность думать, оценивать свои поступки, навык речи, самовыражения, открывать мир для себя – это путь к исправлению и становлению личности, считала она.

Литературные встречи, диспуты для заключенных устраивала учительница М.И. Тихомирова

Она убеждала учеников больше читать. Книг в библиотеке не хватало на всех. Она читала отрывки из произведений на уроках, читала стихи. Приглашала в лагерь на литературные встречи творческих людей. Результатом этого были откровения, доверие к ней людей со страшным прошлым, с искаженным пониманием действительности, людей сломленных, озлобленных, униженных и циничных, не веривших никому. Они начинали думать, высказываться о литературе, о жизненных проблемах.

Возникали даже споры. Так однажды, обсуждая статью Добролюбова «Луч света в темном царстве», ученики заявили, что такие героини русских писателей, как Катька из «Грозы», Сонька Мармеладова, Наташка Ростова, Анна Каренина - все проститутки, потому, что заводили себе любовников. Пришлось учительнице терпеливо объяснять, что личные драмы этих женщин ничего не имеют общего с продажностью.

Нужно было много потрудиться, чтобы научить людей замкнутых, отчужденных грамотно писать и высказываться, выражать мысли и чувства. Мария Ивановна считала, что при изучении литературных произведений нужно больше обращать внимания на поступки героев, их чувства, изучать письма, высказывания. Надо искать сюжеты, где показано обновление, возрождение, вдохновляющие на подвиги, борьбу за идеалы.

Был у нее один из «трудных» по фамилии Надских. Осужденный на смертную казнь с заменой на 25 лет срока, из которых уже 16 отсидел, дикий, замкнутый, картежник и чифирист. В школу пришел, не мог слова правильно написать, ответить на вопрос. Убегал с уроков от досады. Из многих бесед с ним учительница узнала, что он сирота из детдома, потерял в войну родителей, скитался, голодал и совершал разбойные нападения. Он инвалид, у него нет одного легкого. Часто болел. Учительница навещала его. А в день рождения подарила ему открытку с поздравлением и книгу Достоевского. Он был потрясен заботой. Со слезами на глазах сказал ей, что никто в жизни его никогда не поздравлял. «Вы вернули меня к жизни, всю жизнь буду обязан Вам своим рождением» -он нашел в себе чувства и смог их высказать. Его как подменили. Кончив школу, продолжал приходить, помогать учительнице. Рассказывал, что мечтает, выйдя на свободу, работать честно, жениться и никогда не обижать ни одного человека.

Стихи заключенного лагеря ЮН 83\з 1970гг

Таких примеров у Марии Ивановны много. Вот еще один был труднейший - Давиденко. Дерзкий, грубый, злой. Кепка на глаза всегда надвинута. Ни с кем не здоровался и не разговаривал. Было в нем что-то нечеловеческое, когда пришел в школу. На одном из занятий разбирали тему чистой совести. Он встал и пошел из класса. Учительница попыталась его удержать у двери. Он занес над ней кулак, со словами: «Сейчас как дам, мне все равно сидеть». Она отступила, сказав: «Что ж, таких не держим». Открыв ногой дверь, Давиденко ушел с урока и из школы. Ученики все смолчали. Ждали, доложит ли учительница начальству. За такое грозило прибавление срока наказания заключенному. Но она не стала жаловаться. Приходила к нему в секцию, беседовала, уговаривала вернуться в школу. Ей было жаль парня, и он это понял, пришел в школу снова. Как-то раз она принесла проигрыватель и пластинки на урок, стали слушать музыку. Вдруг Давиденко подошел и попросил поставить одну песню, которую, оказывается, любит его мать. Потом слушал еще и еще. После этого он стал другим. Стал разговаривать, участвовать в диспутах, помогать состенгазетой. Стал улыбаться, здороваться. Закончив 11-й класс, жалел,что нет 12-го. Он стал самостоятельно изучать высшую математику, мечтал на свободе окончить институт, начать новую жизнь. А на 8 Марта Мария Ивановна получила от него открытку со словами: «Ваша жизнь, Ваша энергия и Ваш труд заставляют нас понимать, какой прекрасной может быть жизнь человека, если она целиком принадлежит людям». В Новогоднем поздравлении учительница прочитала: «От всей души желаем Вам здоровья, счастья и, чтобы Вы в своей работе оставляли у людей такую же признательность и восхищение, какое оставили у нас. С огромным уважением к Вам, Лапшин и Давиденко». А Лапшин тот был вначале такой же «трудный», о нем тоже рассказывала Мария Ивановна.

М. И. Тихомирова приглашала редактора газеты М.А. Евсюнина(сидит 1-й слева) на литературные диспуты к заключенным, своим ученикам

Но главное в ее рассказах было то, какими методами она воспитывала культуру поведения учеников, выявляла их творческие способности. Многие писали стихи. Даже устраивали для заключенных литературные конкурсы. А на диспуты и литературные конференции приглашали редактора угличской газеты «Авангард» Евсюнина М.А. Он устраивал разбор литературного творчества, проводил занятия. На эти встречи приходили угличская поэтесса Кондранина К.И. и студентка педагогического училища Тоня Рыбакова. Сейчас Антонина Николаевна Шичанина - сотрудник Администрации города, автор поэтического сборника, а тогда она только начинала писать стихи. Приходили и другие поэты.

Выпускники школы в лагере ЮН 83\3 1970-х гг

Бывший ученик Марии Ивановны Виктор Карханов стал известным поэтом. Мария Ивановна хранит фотографию, где он в группе заключенных, ее учеников, и страницу газеты «Юность» со стихами Юрия Карханова. Мне случайно удалось найти маленький сборник стихов этого поэта в библиотечке клубных книжек ДК.

Читая стихи учеников, посвященные Марии Ивановне, и разные другие,написанные заключенными, слушая рассказы учительницы, открывается многое.

Стихи заключенного Данилова, посвященные учительнице М.Т. Тихомировой

Она обучала людей разных поколений, в разные годы (с 1930-х по 1970-е).Они качественно отличались, как отличались и причины их попадания за решетку. Но у учительницы были одни и те же методы подхода к обучению и воспитанию:душевность, умение убеждать, заинтересовать, направить на верный путь, развить способности даже у самых трудных, порой безнадежных учеников. Это счастье - встретить в жизни такого учителя.

Стихи для М. И. Тихомировой от ее ученика из лагеря ЮН 83\3

Много работала Мария Ивановна и с трудными подростками из неблагополучных семей, учениками городских школ, уже, будучи на пенсии. Ее привлекали в комиссии по работе с трудными детьми и она вела записи своих бесед с родителями и учениками. Работала она долго, сколько было сил, так как ее опыт был всегда востребован.

Несмотря на свой преклонный возраст, Мария Ивановна была общительна, гостеприимна, обладала хорошей памятью, грамотной речью, чувством юмора. В беседах с ней можно было убедиться, что хорошее знание литературы и русского языка открывает большие возможности в жизни. Опыт учительницы Марии Ивановны Тихомировой пригодился бы и в современной школе.

Использованные материалы: 1. Записанные устные рассказы Тихомировой М. И.


Городецкая О.А. – краевед г. Углич. 2011год.

Личные инструменты