Солженицын Александр Исаевич

Материал из Про Углич

Перейти к: навигация, поиск

В 1996 году Углич посетил писатель Александр Исевич Солженицын.

В зале педколлежа выступает А.Солженицын.
Автографы участникам встречи.
Углич.Прощание с А. Солженицыным.
Статья о Солженицыне в Угличе

Встреча с ним состоялась в актовом зале педагогического колледжа. Об этой встрече есть статья А. Толкачевой в газете "Авангард" за 7 сентября 1966г. Многие угличане фотографировали А.И Солженицына, снимали на видеокамеры, многие взяли автографы у писателя.

Сохранились ли эти материалы у кого-то?

После этой поездки А.И. Солженицын написал маленький рассказ "Колокол Углича", который был опубликован в журнале "Новый мир" №1 за 1997 год. В сери коротких рассказов "Крохотки".

Только вернувшись в Россию, я оказался способен снова их писать, ТАМ — не мог...

( А. И. Солженцын из письма в “Новый мир”)


КОЛОКОЛ УГЛИЧА

Кто из нас не наслышан об этом колоколе, в диковинное наказание лишённом и языка и одной проушины, чтоб никогда уже не висел в колокольном достоинстве; мало того — битом плетьми, а ещё и сосланном за две тысячи вёрст, в Тобольск, на колымаге, — и во всю, и во всю эту даль не лошади везли заклятую клажу, но тянули на себе наказанные угличане — сверх тех двухсот, уже казнённых за растерзанье государевых людей (убийц малого царевича), и тех — с языками урезанными, дабы не изъясняли по-своему происшедшее в городе.

Возвращаясь Сибирью, пересёкся я в Тобольском кремле с опустелым следом изгнанника — в часовенке-одиночке, где отбывал он свой тристалетний срок, пока не был помилован к возврату. А вот — я и в Угличе, в храме Дмитрия-на-крови. И колокол, хоть и двадцатипудовый, а всего-то в полчеловеческих роста, укреплён тут в почёте. Бронза его потускла до выстраданной серизны. Било его свисает недвижно. И мне предлагают — ударить.

Я — бью, единожды. И какой же дивный гул возникает в храме, сколь многозначно это слитие глубоких тонов, из старины — к нам, неразумно поспешливым и замутнённым душам. Всего один удар, но длится полминуты, а додлевается минуту полную, лишь медленно-медленно величественно угасая — и до самого умолка не теряя красочного многозвучья. Знали предки тайны металлов.

В первые же миги по известью, что царевич зарезан, пономарь соборной церкви кинулся на колокольню, догадливо заперев за собою дверь, и сколько в неё ни ломились недруги, бил и бил набат вот в этот самый колокол. Вознёсся вопль и ужас угличского народа — то колокол возвещал общий страх за Русь.

Те раскатные колокольные удары — клич великой Беды — и предвестили Смуту Первую. Досталось и мне, вот, сейчас ударить в страдальный колокол — где-то в длении, в тлении Смуты Третьей. И как избавиться от сравненья: провидческая тревога народная — лишь досадная помеха трону и непробивной боярщине, что четыреста лет назад, что теперь.

1996 г.

А. Солженицын.

Личные инструменты