Продолжение угличского путешествия за "Дневными звездами" О. Берггольц

Материал из Про Углич

Перейти к: навигация, поиск



Продолжение угличского путешествия за "Дневными звездами" Ольги Берггольц.

Городецкая О.А. – краевед г. Углич 2014-2015гг

«… я хочу, чтобы душа моя, чтобы книги мои, то есть душа, открытая всем, была бы такой, как тот колодец, который отражает и держит в себе дневные звезды, точнее души и судьбы моих современников и сограждан».

(О. Берггольц. «Дневные звезды»)

В 2015 году исполнилось 105 лет со дня рождения Ольги Берггольц. Торжественные мероприятия, посвященные ее памяти, переизданные ее книги, сборники стихов, воспоминания знавших ее людей продолжают заполнять вакуум, образовавшийся за годы замалчивания ее имени в последние десятилетия 20-го века.

У нас в Угличе, конечно, тоже вспоминали, писали, отмечали очередную круглую дату со дня рождения поэтессы блокадного Ленинграда. Вспоминали о ней и в день празднования 70 - летия великой Победы.

Устраиваются экскурсии по памятным местам Углича, связанным с Ольгой Берггольц, читют ее стихи.

К сожалению, мало проводилось исследований угличского периода жизни Ольги Берггольц.

Несколько статей было опубликовано у нас 5 лет назад, в 2010г, к 100-летию О. Берггольц. В них авторы использовали наработанный еще до 2004г материал, но дальше не продвинулись в изысканиях.

В 2004-м году, к 95-летию О. Берггольц, мы с А. Стародубовой, ученицей 2-й школы, где училась О. Берггольц, в процессе подготовки конкурсной работы, изучали литературу, документы, собирали свидетельства старожилов Углича.

При этом кое-что уточнили и добавили к тем сведениям, что уже были опубликованы в разных источниках. Работа называлась «Путешествие в историю г. Углича, запечатленную в произведениях О. Берггольц».

Здесь, в Угличе, мы ходили по местам, упомянутым О. Берггольц в ее книгах, и открывали ожившие страницы истории, смотрели ее глазами на заповедные уголки Углича, сохранившиеся дома, церкви...

Давние события уже не казались нам канувшими в небытие.

О них рассказано, значит им даровано бессмертие. Ведь «никто не забыт...» это не плакатный лозунг, это заповедь О. Берггольц для живых.

Для нас открытием, и путеводителем во время выполнения творческой конкурсной работы была повесть «Углич». С ней никто в Угличе до 2004г, похоже, не работал, судя по отсутствию каких – либо сведений о ней в местных источниках.

Повесть «Углич», мы разбирали по строчкам, по цитатам, соотнося содержание с документами, с рассказами жителей, ее можно изучать бесконечно, как и Ленинградский блокадный цикл О. Берггольц, и все ее творчество, отразившее мировоззрение человека, служившего идеалам эпохи, которая уложилась меньше, чем в век и никогда уже не повторится.

После удачного представления ученического варианта на краеведческом школьном конкурсе «Отечество» в 2005 году, мною были продолжены исследования по теме «Ольга Берггольц в Угличе».

В статье «Юность, зачарованная революцией», опубликованной в журнале «Углече поле» №7- 2008г, №8 -2009г, я попыталась развить детективную методику исследований и заинтересовать ею других краеведов и почитателей творчества О. Берггольц.

Последователей пока не нашлось, но нашлось много единомышленников.

К 100- летию О. Берггольц (в 2010г), благодаря совместным усилиям инициативной группы угличан, была переиздана книга «Углич».

При поддержке общественности и администрации Углича, мы добились установления и организовали открытие мемориальной доски на здании школы №2, где учились сестры Берггольц, и работала их мать, Мария Тимофеевна.

Своими силами мы сделали подарочный буклет «О. Берггольц в Угличе» и планшеты фотовыставки для школьного музея.

Казалось бы, нами сделано все возможное, чтобы не только напомнить угличанам о том, что наш город запечатлен в книгах, документально и высокохудожественно, автором с мировым именем, но и вдохновить исследователей идти дальше.

В опубликованных статьях прошлых лет мною обнаружены и ошибки в датах, и в указаниях мест проживания семьи Берггольц в Угличе, и другие, несоответствующие действительности сведения. Цитирование их заняло бы много печатных страниц, поэтому не будем здесь их приводить.

За последние годы количество публикаций с такой дезинформацией добавилось. Очевидно, авторы недавних статей в газетах, журналах, на сайтах в интернете и в других изданиях не поработали с первоисточниками – произведениями О. Берггольц «Углич» и «Дневные звезды», с документами, а взяли сведения из предыдущих, часто поверхностно сработанных кем-либо, статей.

Причем, даже не делаются ссылки, откуда взяты сведения, и эта дезинформация начинает умножаться, и расти, как снежный ком.

Остается только сожалеть, что в Угличе до сих пор нет серьезной обобщающей научной работы на тему местной истории ХХ-го века. Для исторического, туристического, города это серьезное упущение.

В биографических текстах литературоведы иногда вообще пропускают или пролистывают бегло Угличские страницы, как бы малозначительные, в жизни будущей «Мадонны Ленинграда». И ответственность за это лежит на нас, угличанах.

Если мы сами допускаем публикации об О. Берггольц в Угличе с ошибками, ложными сведениями и искажениями, то чего ждать от столичных современных авторов теле - сюжетов, интернет статей и прочего.

Некоторые скороспелые продукты от СМИ на актуальные темы бывают замешаны на ярких эффектах словесных или визуальных, а вовсе не на достоверности и неспешном душевном обсуждении темы, с серьезным подходом.

Все вышеупомянутое заставило меня вернуться к теме Ольга Берггольц в Угличе и продолжить свое путешествие за «дневными звездами».

Мне хочется высказать благодарность всем, чьи труды я использовала в этой своей работе: Сотрудникам Угличского филиала Госархива Ярославской области за предоставленные документальные сведения.

Огромную ценность для исследования угличского периода жизни О. Берггольц представляют книги, вышедшие за последние пять лет на базе Пушкинского Дома С.Петербурга.

За них я благодарю лично Н. А. Прозорову и весь коллектив фонда рукописей.

Мною использованы также извлечения из интернет - книги «От пращуров моих» - родословия семьи Берггольц, составленного племянником Ольги Федоровны Берггольц (сыном Марии Федоровны), М. Ю. Лебединским. Это ценнейший материал, к сожалению, уже ушедшего из жизни хранителя.

/1.\ Лебединский М. Ю. От пращуров моих... Ч. I , опубликовано на сайте: http://modernlib.ru/books/lebedinskiy_m/ot_praschurov_moih_chast_1/read_1/

На мероприятиях к 100-летию О. Берггольц, проходивших в Пушкинском Доме РАН в 2010году, мы убедились в том, что интерес к Угличу в среде историков литераторов, краеведов С. Петербурга большой, и не только в связи с творчеством О. Берггольц.

Но представления и знания об Угличе, начала ХХ-го века, у исследователей ограничены, причин объективных тут много. Возможно, географическая отдаленность, не позволяет авторам визуально, вживую, получить представление об архитектуре и расположении объектов, упоминаемых в их статьях об О. Берггольц.

Возможно, у литературоведов нет достаточного стремления, разобраться в том, насколько сильно влияние угличского периода детства на формирование ее творческой личности. Не учитывается событийность малого города в контексте всей истории страны на этапе революционных преобразований.

Конечно, революционный Петроград и блокадный Ленинград Ольги Берггольц перевешивают патриархальный тихий Углич по масштабам судьбоносных событий.

Но город, где спасается Мария Тимофеевна Берггольц с детьми от потрясений и голода, сыграет во многом определяющую роль в судьбах матери и детей, если внимательно изучать все события до и после их угличского периода, в свете открывающихся новых биографических источников.

Мы продолжаем находить новые документальные штрихи для пополнения страниц биографии О. Берггольц, связанных с Угличем.

В свою очередь, перечитывая произведения Ольги Берггольц, мы открываем многие неизвестные нам страницы из повседневной истории Углича первой половины 20-го века.

Углич 1918-21гг. где не только были голод и лишения, но и начинающийся семейный разлад, болезни, обнищание, станет роковым городом в судьбе Марии Тимофеевны Берггольц.

А для подрастающих детей здесь началась своя личная жизнь, без постоянного взрослого пригляда. Дети впервые ощутили духовную независимость, свободу, какой у них не было и потом практически не будет никогда.

Углич - начало выбора своего пути и первые шаги Ольги Берггольц в литературном творчестве.

Этого всего нельзя прочувствовать и полноценно передать читателю, не совершив путешествия по всем местам Углича, описанным О. Берггольц, не изучив истории этих мест, их ауру, энергетику.

Возможно потому и не хватает в трудах литературоведов, об Ольге Берггольц и ее творчестве, серьезных аналитических выводов, что такое Углич в теме ее «Главной книги». Ведь это не только «...это мое», колокола, валдайская дуга, «три полка леса» за Волгой...»

Надо потрудиться, чтобы получить ответ на вопросы, почему Углича так много в «Дневных звездах», и насколько ценна и уникальна книга «Углич» в массе всего литературного наследия Ольги Берггольц.

После сравнительного анализа ошибок и неточностей в различных изданиях по теме «Ольга Берггольц в Угличе, мною поставлена цель, внести уточнения и сделать поправки к сведениям, из некоторых ложных источников.

Чтобы не было впредь повторов и тиражирования ошибок.

Чтобы помочь тем, кто заинтересован в достоверности информации, выдаваемой читателям или туристам.

Признаюсь, мне самой довелось выявить ошибку в уже обнародованных мною сведениях о месте проживания семьи Берггольц, тут я тоже внесу ясность.

Может кто-то продолжит поиск и обобщение сведений, найдет и исправит неточности, откроет что-то новое об Угличе Ольги Берггольц.

Начну с уточнения дат и времени пребывания О. Берггольц в Угличе.

Семья Берггольц проживала в Угличе с начала июня 1918г по начало мая 1921г, т.е. почти полные 3 года.

Второй раз О. Берггольц побывала в Угличе проездом в 1948году. Третий раз – в 1953г. Все эти даты подтверждены документально.

В книге «Ольга. Запретный дневник» из фрагмента письма О. Берггольц Б. Пастернаку от 20.XI.-48 из Ленинграда мы узнаем о первом посещении ею Углича в послевоенное время.

«...Особенно благодарна я Верхней Волге. Я ведь когда-то, в детстве, в Гражданскую войну, жила три года в Угличе. Мы жили в большом монастыре, - и потом он мне все годы снился: как будто бы я иду к нему, и вот-вот войду в него, в главный храм, и все никак не дойти, все он издали...

И вдруг сейчас увидела свой Углич, и этот монастырский храм с пятью главами, - но раньше они были синие с золотыми звездами, а сейчас сильно потемнели, - и он был совсем как во сне, но менее достоверен.

Он так же был виден издали, потому, что он в центре города, но когда мы отходили уже от города, вдруг он стал как-то подниматься, вырастать, становиться все яснее, точно летел вверх, точно хотел показаться весь, и я это поняла и даже поплакала.»

Эти строчки частного письма можно считать началом замысла «Дневных звезд», пути к Главной книги, которую она начнет писать через пять лет здесь же – в Угличе в 1953 году.

О том, что заставило Марию Тимофеевну Берггольц выехать с детьми в Углич в 1918году мы узнаем из семейного архива, который собрал Лебединский М. Ю. – /3. От пращуров моих... Ч. I /

Он представил нам тексты дневников, и документов с описанием их - «От этого времени сохранились документы: (На официальных бланках с дореволюционной орфографией, заполнено черными чернилами)»

Ф. Х. Берггольц был на фронте с 1914г.

У Лебединского есть описание его фронтового пути.

В октябре 1915 г. он приезжал с фронта и они всей семьей снялись на фотографию, на ней слева направо: Стоят Ольга Михайловна и Мария Тимофеевна; сидят Христофор Фридрихович и Федор Христофорович; у них на коленях - Ольга и Мария.

(Опубликовано в книге «Так хочется мир обнять»).

Сведения в заметке о том, что Ф.Х. Берггольц отправил семью в Углич, неверны В 1918 году он был на фронтах уже Гражданской войны.

«Свекровь Марии Тимофеевны, изначально невзлюбившая невестку, буквально выжила ее в трудное время».

«Властной была до самодурства, соединенного с моральным ханжеством. Она была крайне недовольна женитьбой сына(29.11.1909г.) - взял неровню. Ровней своему сыну она считала и всячески советовала своему сыну дочь владельца соседнего с ними дома по Палевскому, дом 4.

После рождения старшей внучки Ольги 18 мая 1910г. Ольга Михайловна отказалась принять в дом невестку с ребенком "зачатом в грехе" - родилась менее чем через 6 месяцев после свадьбы. И потом постоянно травила невестку. Очевидно, при этом совершенно забыв, как невенчанной родила сына Федора, а свадьбу с отцом ребенка сыграла почти через 1,5 года после родов. Справедливо сказал Анатоль Франс о том, что "наибольшие ревнители морали получаются из старых греховодников".

Только сердечный припадок, искусно разыгранный сыном, заставил ее сменить гнев на милость. Тотчас же за внучкой была послана коляска и Ольга стала "дедушкиной и бабушкиной", а позже родившаяся сестра Мария -"папиной и маминой" (по словам Ольги Берггольц).

После родов Мария Тимофеевна тяжело болела, болезнь ее усугублялась травлей, организованной Ольгой Михайловной.

М.Т. - Когда прислуга возмутилась увеличившейся нагрузкой, то Ольга Михайловна сказала: "- Ведь не мы заставляем Вас ходить за ней - это ваша добрая воля...» И прислуга оставила меня.»

В «Дневных звездах», на стр.237 О.Берггольц так описывает Ольгу Михайловну в пору своего раннего детства:

"Но домашние не позволяли нам ни трогать, ни одушевлять,ни приводить вещи в движение и с каким-то удовольствием, даже старательно, разрушали наше представление о живом мире, полным человечков.

- Испортишь! Сломаешь! Ушибешься! Отойди! Не трогай!- ежеминутно восклицала бабушка Ольга, как только я подбиралась к чему-нибудь интересненькому.

Даже игрушки, которые дарила мне она сама или другие,бабушка прятала от меня, чтобы я их не испортила или не сломала. Она спрятала в горку красивую жестяную посуду, которую подарил мне дед, убрала в недра комода мою куклу Нину с закрывающимися глазами, скрыла в глубине платяного, огромного, как дом, шкафа настоящий маленький красный зонтик, подаренный тетей Лизой."

Как пишет Мария Тимофеевна (мать О.Б.) в своей дневниковой записи 1919 г.:

"Дома жизнь становилась тяжелей и тяжелей. Настал голод. Ольга Михайловна (свекровь М.Т.) прямо сказала, что бы я отделялась, и я решила, взяла детей и уехала сюда, в Углич..."

Домовой комитет УДОСТОВЕРЕНИЕ

Невского района Дано сие - Берггольц

4 июня 1918 г. Марии Тимофеевне

N............. проживающая по Палевскому пр.

Петроград дом N 6/2,кв.5действительно нуждается: Выехать на дачу в Ярославскую

губ. до ст. Углич и обратно.

Председат. (подпись наискосок

Секретарь. И.П.Мартинсон)

2 печати:1.Совет рабочих и солдатских депутатов Невского района. Для внутр. распоряж. Сер (нрзб.)

2.Домовой комитет. Палевский пр. N 6/2


ЦК Действительно на одно лицо

по эвакуации и N 173246

разгрузке РАЗОВОЕ РАЗРЕШЕНИЕ

Петрограда на выезд из Петрограда

5 июня 1918 Дано... Берггольц Мария и дети 6 л., 3 л.

выезжающему из Петрограда для перемены места жительства в г.....Волга

(2 нрзб.подписи)

Действительно на получение билета для выезда из Петрограда... 6 июня 1918 Примечания: 1)

Предъявленное владельцем в ж. д. кассу при покупке билета, возвращается ему обратно и хранится владельцем во все время пути.

2)Билет должен быть приобретен в ж. д. кассе накануне выезда или в день выезда не позже как за

6 час. до отхода поезда.

3)В случае выдачи разрешения малолетним необходимо в разрешении указывать возраст.

2 печати:1.Сов. Раб. Солд. Деп. и Крест. депут. Для Невск. район.

Эвакуационная комиссия.

2.Петр. отд, (ост. нрзб.)

Обращает на себя внимание уменьшение возраста сестер Берггольц в последней справке. В действительности на момент отъезда в Углич Ольге было 8 лет, а Мусе - неполные 6.

(Источник - документы семейного архива М. Ю. Лебединского).

Семья Берггольц прибыла в Углич в начале июня 1918г.

/4. Источник - документы семейного архива М. Ю. Лебединского «От пращуров моих»./

Жили Берггольц с нач. июня 1918г по март - апрель 1920г на ул. Крестовоздвиженской ок. 1г. 10мес. (прим. О. Г.)

«В Петрограде начинался голод и Мария Тимофеевна, спасая дочерей выехала в начале июня 1918 г в г.Углич. Незадолго до этого туда уехали Степановы и в письмах звали ее е себе. Первая квартира их располагалась наискось от Степановых.».

(5. М. Лебединский «От пращуров моих» ).

Кем приходились Берггольц Степановы?

Где они жили на Крестовоздвиженской?

Никто из исследователей в Угличе в свое время не заинтересовался. (прим. – О.Г.)

«В свертке, запечатанном печатью Углич. Гор. Сов. Нар. Деп., направленном по адресу -

Крестовоздвиженская ул. д. N 25 (Латышева) для Марии Тимофеевны Берггольц, справка: Отдел Народного Образования Октября 29 дня 1918г.

По постановлению коллегии по Народному образованию 26 октября Вам предоставлены уроки ручн. труда (рукоделия) в одной из школ г. Углич с 1 ноября с.г.(1918)

Согласно выданному Школьным Советом 29 декабря 1919г. удостоверению N 599 5-й школы 1 ступени

Берггольц Мария Тимофеевна действительно школьный работник 5 школы 1 ступени».

(6.Источник - М. Ю. Лебединский «От пращуров моих»).

В дополнение к сведениям о проживании семьи Берггольц в Угличе, привожу документы из угличского филиала Госархива Ярославской обл.

УФГАЯО Р.-9 оп.1 д.544 л.197-197 об. (6.)


1.Текст анкеты Марии Федоровны Берггольц .

Анкета для советского работника.

Наименование учреждения: 5-я школа 1-й ступени

Адрес учреждения: Углич. Здание женского Богоявленского монастыря.

Фамилия, имя и отчество: Берггольц Мария Тимофеевна

Возраст: 32 года

Специальность (профессия или ремесло): – учительница рукоделия

Занимаемая должность в настоящее время: - шк. раб. 5-й школы 1ступени

С какого времени: - 1ноября 1918 года

Получаемый оклад жалование: - 2060 рублей ...копеек(?)

Когда поступил ув учреждение: 1 ноября 1918 года

Помогаете ли семье, состав ее: Помогаю. Состав семьи муж (на позиции) двое детей 10 и 8 лет

(10 лет О.Б. Исполнилось в мае 1920г, значит анкета заполнялась в 20-м году (?)

Где жили за последние три года. Адрес местожительства и работы : в Угличе

Какую занимаете квартиру и сколько за нее платите: квартиру в 1 комн. и кухню. Плата 75 р. в месяц.

К какой партии принадлежали и с какого времени - ---

Состояли ли до этого времени в какой либо партии или сочувствовали: нет

Какую партийную работу выполняли и где именно: ----

Какую партийную работу ведете в настоящее время: ---

Какую можете выполнять работу организ. Пропаганд. Лектор ст. газетн. и проч.----

Какой день недели для Вас наиболее удобный, чтобы нести партийные обязанности (после 4 часов) ------

Состоите ли членом Профессионального Союза (какого именно и с какого времени): Член Союза раб.

Просвещения ... культ. С 1 ноября 1918г

Какую работу выполняете, как член Союза: -----

Ваш точный адрес: Углич Крестовоздвиженская 25

Подпись: М. Берггольц

Переехали Берггольц с Крестовоздвиженской в марте-апреле 1920г, т. о. возраст Ольги в анкете округлен до 10 л – (прим. О.Г.)

Когда была заполнена анкета? Даты нет.


Итак, прогулку или экскурсию по местам проживания О. Б. нужно начинать с ул. Октябрьской, бывшей Крестовоздвиженской.

Следует обратить внимание, что нумерация домов на этой улице изменилась в середине 20-го века.

Сохранившийся по современной нумерации 25-й дом был, по документам 1920-хгг под № 29, а дома бывшие в 1920-е гг под номерами 25, 23, 21, утрачены в 2011-12гг.

К сожалению, у нас остался только нечеткий снимок, где они видны в перспективе улицы. В 2010 году мы фотографировали для буклета дом с современным №25, не зная, что в 1920-е и почти до 1970х гг это был дом № 29.

Нумерацию домов на ул. Крестовоздвиженской в разные годы и фамилии домовладельцев надо еще уточнять.

Но можно отметить, что это были дома, практически близнецы по виду, двухэтажные, с приземленными первыми этажами, почти одинаковыми дворами и фасадами.

Можно в экскурсии, цитируя повесть «Углич», рассмотреть, как схожие с домом, где жили Берггольц, сохранившиеся ныне 23 и 25-й дома (современной нумерации). (Прим. О.А. Городецкой)

В Богоявленском монастыре Берггольц жили с весны 1920-го года. До этого жили на ул. Крестовоздвиженской (Октябрьской), на квартирах у домовладельцев.

А ордер на жилье в монастырском корпусе она получила в октябре 1919г, по решению комиссии исполкома от 8.09.19г.

Западный угловой келейный корпус монастыря освободили в 1918-19гг под квартиры (комнаты) для учителей, служащих исполкома и трудоустроенных по специальности в угличские учреждения работников, в т.ч. приезжих.

В Угличе было немало приезжих на жительство беженцев от военных потрясений.

Получить работу было непросто, но был недостаток в грамотной интеллигенции, поэтому в советские учреждения принимали и некоторых из «бывших», но благонадежных и лояльных к новой власти.

И, возможно, по рекомендации или протекции мать О. Б. 26 октября 1918г и получила работу в школе.

Документ о заселении семьи Берггольц в Богоявленский монастырь. (7) Угличский филиал Государственного архива Ярославской области.

Ф.Р. -2 оп. №1 о. ц.

Исполнительный комитет Угличского уездного Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. 1918-1929гг

(уездисполком)

Д. 40

Протоколы заседаний комиссий по выселению буржуазного класса, протоколы заседания совнархоза, отдела управления соцобеспечения и других отделов уездисполкома. 13 авг. - 11 дек. 1919 271л.

лист дела 68 стр.1 запись 1.

(документ на 3 страницы)

К сведению 17\ IX – 19 г

Углич.исп. сов. Вход. журн. 3451 поступило 18\ IX – 1919г

Протокол №4

8 сентября 1919г. Заседан iе комиссiи по выселенiю буржуeaзного класса и вселить семейство

бедного населенie гр. г. Углича пресутствовали.

Председатель комиссии т. Галкин.

член Рабочего Союза т. Тиханов.

член город. Кллегии т. Симков, представитель компарта т. Зорин

председатель заседания т. Галкин

секретарь т. Царевский

Слушали

1)заслушав заявление гр. Марии Тимофеены Бергольст

Постановили

Комната предоставлена в женском монастыре.

Председатель заседания В. Галкин

член Рабочего Союза –И. Тиханов

член городской коллегии Д. Симков

представитель Компартии Золин

секретарь заседания Царевский

Таким образом, получив ордер в сентябре 1919года, переехали в Богоявленский монастырь Берггольц только в марте 1920г.

И прожили там до начала мая 1921г , т.е. 1 год1 месяц .

Таким образом, большую часть угличского пребывания они жили на Крестовоздвиженской ул.(с лета 1918-го по начало весны 1920-го гг)

Переехали Берггольц в монастырь в марте – апреле 1919г. Во всяком случае, в начале марта они еще жили на Крестовоздвиженской д.25 и только обсуждали необходимость переезда. (О.Г.)

Вероятно, переезд под зиму был для женщины с двумя маленькими детьми затруднителен, т.к. опустошенные кельи монастыря были не приспособлены еще для холодного сезона.

О трудностях проживания в кельях мы узнаем из книг «Углич» и «Дневные звезды». (О. Г.)

Весна 1920г « - Нет, здесь жить нельзя. Придется переезжать в монастырь".

"... Мы жили то на одной, то на другой улице в разных домах, но дольше всего по ордеру горкоммуны в келье Богоявленского девичьего монастыря, это было наше последнее жилье в Угличе».

Вероятно, проживание в кельях монастыря оставили больше впечатлений в памяти детей, поэтому О. Берггольц вспоминает это время, как "дольше всего" в Угличе, хотя большую часть времени они жили на ул. Крестовоздвиженской д.25(возможно, по началу, на разных квартирах еще и в соседних домах)(прим. О.Г.).

«Мы прожили в келье лето, осень и зиму, - главное, зиму двадцатого года... Ух, какие это были медленные, ледяные вечера, с вонючей слепой коптилкой, с грозным ревом близких монастырских колоколов,...

А мама по вечерам уходила в нашу школу на работу, в ликбез, где старухи учились читать, как маленькие" (повесть "Углич")

В Богоявленском монастыре семья Берггольц жила в келье углового северо-западного корпуса, расположенном на углу ул. Первомайской и ул. 9 января (бывших Вознесенской и Петроградской) на первом этаже.

«Наш корпус был самым дальним, угловым, он стоял в конце монастырской стены...» (8.)О. Б. «Дневные звезды». Гл. «Поездка в город детства»).

На втором этаже этого корпуса была маленькая церковь во имя иконы Божьей Матери «Достойно есть». Только в этом корпусе окна келий первого этажа имели форму удлиненных арок с полукружным верхом и приоткрывались вверх.

«Мы переехали в тот же девичий монастырь, в келью, где окно не открывалось, а подымалось немного снизу, - так древен был монастырь» . (О. Берггольц. «Углич». ОГИЗ. «Молодая гвардия. Москва. 1932. Ленинград. стр. 34).

«... полукруглые окошки, чудесно посветлев, лили в келью снежный, лунный грустный свет глубокой зимы». 9. (О. Б. «Дневные звезды». Гл. «Поездка в город детства»).

Келья монастыря, куда переселились Мария Тимофеевна с дочерьми, была очень угарная, и сестры в ней часто угорали. Мать их, приходя с работы, часто заставала дочерей в полумертвом состоянии.

Подобный случай запечатлен Ольгой в черновиках повести "Углич", впоследствии не вошедших в окончательную редакцию повести.

Время действия отнесено к осени в связи с упоминанием того, что угоревших детей вынесли из кельи и положили на землю - маловероятно, что их клали бы в сугроб зимой. 10.(М. Лебединский)

Школа, где училась Ляля и Муся была на северо-восточном дворе монастыря, напротив Богоявленского собора. «...а в школу мы иногда ходили не по улицам, а по темному коридору в толстой каменной монастырской стене».

«А школа помещалась в том же монастыре, на другом конце, в красном кирпичном здании... которое раньше называлось «покоями» и стояло напротив высокого белого собора с пятью главами, и главы были усыпаны звездами». (11.О. Б. «Дневные звезды». Гл. «Поездка в город детства»).

В повести «Углич» среди жителей келий Богоявленского монастыря отмечены колоритные личности – старик Пятунов и Гриша Пятунов.

Мною высказано предположение, что это измененная фамилия – Пятунины, известное в Угличе семейство.

Благодаря найденному в Угличском архиве документу, это подтвердилось.

Григорий Пятунин был преподавателем в школе, где училась Ольга Берггольц.

А старика Пятунина «...в генеральской шинели» еще помнили мои собеседники, угличане – старожилы. (см. О. Г. «Юность, зачарованная революцией»).

В документах 1918г. по Отделу народного образования исполкома мне встретилось:

«На заседании коллегии по народному образованию 12 сентября постановлено: назначить преподавателями в средние учебные заведения г. Углича…(перечислен ряд фамилий и далее по тексту – О.Г.)

…за неимением математика, принять к сведению, и в крайнем случае назначить лучше преподавателем арифметики гражданина г. Углича Григория Алексеевича Пятунина."

Источник: 11.\ Угличский филиал Государственного архива Ярославской области. Ф.Р-2 оп. 1 Д № 81 1918год. Угличский уездный исполнительный комитет.

В конце апреля 1921 г.Федор Христофорович приехал в Углич и увез жену с детьми в начале мая обратно в Петроград.

В некоторых источниках значится – апрель.

Выехали Ольга и Мария Берггольц с родителями из Углича в Петроград после 5 мая 1921г.

Согласно удостоверению Угличского Исполкома Совета народных депутатов в том, что Берггольц Мария Тимофеевна действительно следует в г. Петроград в связи с плохим здоровьем.

Обратимся к документам:

«Для создания видимости необходимости отъезда в Питер пришлось оформить несколько справок»

(М. Лебединский)

Углический ОНО Удостоверение УгличОНО

п/от школьный в том,что предъявителю сего

Апрель 20 дня 1921 г. Берггольц,шк.раб.5-й шк.1ст.

N 2755 на основании закона Врачебная Контрольная комиссия

предоставляет длительный отпуск до начала следуещего учебного года (1921/22)

Заключение Врачебной комиссии от 22.02.21г.о состоянии здоровья Берггольц Марии Тимофеевны: Утрата работоспосбности на 85 %. Туберкулез легких. Невралгия сердца. Малокровие.

Постановление: Освободить от служебных обязанностей

/подписи/

Источник: 12. М. Лебединский «От пращуров моих».

Если приехал за семьей в Углич Ф.Х. Берггольц «в конце апреля», то можно сделать некоторые предположения, почему они задержались в Угличе до начала мая (О. Г.).

Мы не знаем, был ли уже Федор Харитонович 20-го апреля 1921г в Угличе, в день выдачи справки Марии Тимофеевне от УОНО на отпуск по здоровью. (Туберкулез ей диагностировали еще в феврале 1921г).

Но за одну - две недели до отъезда он мог находится в Угличе.

Итак, 20 апреля Мария Тимофеевна получила справку от УОНО и должна была срочно оформить документы на отъезд в Угличском Исполкоме, но оформила их только 5 мая.

Углический ИК Удостоверение СНД

в том, что Берггольц Мария Тимофеевна действительно следует в Петроград в связи с плохим здоровьем.

Мая 5 дня 1921 гг.

Внеочередное оформление проездных билетов на пароходе, ж.д. до места назначения и обратно.

Источник:12. М. Лебединский «От пращуров моих».

При Марии Тимофеевне был муж – военный, и задержек не должно было быть, но задержка с отправкой произошла и, возможно, по очень серьезным причинам.

Дело в том, что в истории Углича именно в те дни произошло страшное событие – пожар, уничтоживший большую часть исторического центра города.

И случилось это под утро с 20 на 21 апреля, на расстоянии одного квартала от келий Богоявленского монастыря, где жили Берггольц.

13. Из угличской хроники 1921 года. Орфография оставлена без изменения (О.Г.): Пожар города Углича.

«21 апреля в 4.30 часа дня одновременно в трех местах центральной части города вспыхнул пожар, быстро превративший весь центр города в стихийное море огня. Горели здания на площади Коммуны, начиная от угла Московской улицы и кончая зданием Нардома; вспыхнули и были охвачены пламенем противоположные торговые помещения и склады; вскоре огонь охватил и здание коммунальной гостиницы бывшей Худякова, откуда перебросился на правую сторону ул. Карла Маркса, которая вся была охвачена огнем, в течение получаса квартал, примыкающий к ул. К. Маркса со стороны Волги, точно так же выгорел до основания. Благодаря сухости деревянных зданий и сильному ветру огонь распространился настолько быстро, что не было возможности противостоять стихийной силе пожара».

(это фрагмент статьи)

Газета "РОСТА"(Экстренный выпуск). 1921.23 апреля №22

Примечание: Это стенная газета Угличского уездного Отделения Российского Телеграфного Агентства.

ПРИКАЗ № 1

Начальника гарнизона города Углича

21 апреля 1921 г.

Ввиду страшного бедствия, постигшего город, город Углич объявляется на осадном положении. Вся власть переходит к венным властям. Жители города, все трудоспособные без исключения, а также крестьяне в окрестностях города в 10-верстном радиусе объявляются мобилизованными для тушения пожара и спасения народного достояния и должны немедленно явиться на площадь "Коммуны" и "Советскую" и поступить в распоряжение военных начальников; партийные товарищи, советские работники и члены профсоюзов приглашаются для организации масс.

Лица, не принявшие мер к ликвидации пожара и спасении народного достояния, объявляются врагами Советской власти. Замеченные в поджеге или краже на пожарище - подлежат расстрелу. Приказ входит в силу со времени расклейки.

Начальник Угличского Гарнизона Романов

14. Газета "РОСТА" (Экстренний выпуск) 1921. 23 апреля №22

Место хранения источников - УФГАЯО ( прим.О.Г).

Все взрослое население келий, где жили Берггольц, могло быть очевидцами этого, и тоже могло попасть в число мобилизованных на тушение.

Многие известные угличане из «бывших», в частности представители семейств с купеческими и дворянскими фамилиями, попали в число подозреваемых, подлежащих аресту с последующими судами и конфискациями, по законам военного времени.

Сведения об этом есть в Угличском архиве.

Возможно, детей как-то уберегли от этих впечатлений, поэтому О. Берггольц не вспоминает и не описывает этот случай в своих впечатлениях детства в Угличе.

"...Большая лодка была уже нагружена нашим скарбом, и папа, очень худой и потный, обнимал угличских друзей и знакомых и торопил нас садиться, а мы, обняв и перецеловав товарищей, все никак не могли проститься с собакой, коротавшей с нами голодные, темные, страшные вечера в келье, и обнимали ее, и плакали, плакали...."15. (Д.З.)

Но есть в «Дневных звездах» строчки, где в день отплытия на лодке от Углича она наблюдает:

«Колеблясь, сквозь слезы, точно погружаясь в воду, Углич стоял на высоком- высоком откосе, узорный, древний, зеленый, и «наш собор» возвышался в гуще его зелени, белый, с пятью синими звездными главами, и сумрачно краснел терем Димитрия царевича на берегу, а немного поодаль – Воскресенский монастырь, и все это было подернуто легкой дымкой летнего зноя и колебалось за пеленой слез, и какой-то белый, нежный пух с деревьев тихонько летел и летел в воздухе».16.

То, что деревья уже были покрыты зеленью, и была жаркая погода, как летом, свидетельствует о ранней сухой весне в тот год. О том же рассказывал мне в 1999г старожил Углича Жолудев, бывший в детстве свидетелем этого пожара.

Но цветения с летящим пухом в это время еще не было.

А «белый пух», создающий «дымку», возможно, был витающий в воздухе мелкий пепел от огромного, местами еще дымящегося пожарища, который долго еще поднимался на ветру и заносился с площади, где сгорело множество торговых и жилых построек, к Волге, как раз напротив кремля, где и была пристань для лодок.

Эти мои предположения, сделаны на основе сопоставления реальных событий в Угличе с текстом О. Берггольц.

Приезжала О. Берггольц в Углич в 1953 году. (это событие датируется в некоторых источниках разными цифрами (57, 54).

Что касается этой творческой поездки О. Берггольц в Углич в августе 1953 года, надо заметить, что она состоялась через несколько месяцев после смерти Сталина.

Тогда же были написаны стихи к тому событию.

Поездка в город детства стала возможной именно тогда, когда О. Берггольц, наконец-то, обрела свободу действий (по материалам семейного архива М. Лебединского, Ольгу Берггольц в это время никто не опекал из домашних, бывших в этот короткий период в отъезде).

Ольга Берггольц в тот период находилась в состоянии глубокой депрессии и неоднократно родственники упекали ее в лечебницу. Но она не оставляла литературных трудов и встречалась с читателями.

Эта поездка в Углич была ей необходима, как глоток чистого воздуха для обретения ею новых сил для творческой жизни. Для того чтобы увидеть страну, народ и свой город детства возрождающимися после страшных лет войны, репрессий, которые ломали ее физически, психологически и отнимали у нее возможность материнства.

Из биографической справки в книге «Ольга. Запретный дневник»:

1953 год. Смерть Сталина. Стихи. «О не твои ли трубы рыдали \четыре ночи, четыре дня \с пятого марта в Колонном зале \ над прахом, при жизни кромсавшим меня...»

1954г. Октябрь. В журнале «Новый мир» публикуется «Поездка прошлого года» - фрагмент «Дневных звезд», книги, которую О.Б. называла своей главной книгой. (В книгу позже вошла под названием «Поездка в город детства».)

1957. Этим годом датировано окончание работы над повестью «Та самая полянка», вошедшей второй главой в «Дневные звезды».

1959. Декабрь. В Ленинградском отделении издательства «Советский писатель» выходит отдельным изданием книга «Дневные звезды».

1966. На Мосфильме идут съемки фильма «Дневные звезды»

1968г 20 декабря состоялась премьера фильма «Дневные звезды».

1969. Фильм «Дневные звезды был с успехом представлен на Международном кинофестивале в Венеции. 17.

Упоминаний конкретных о творческой поездке в Углич нет.


К сожалению, отсутствие упоминаний об Угличе в хронологии послевоенных событий, связанных с творчеством О. Берггольц, на мой взгляд, как бы отрывает создание Главной книги от одного из ее истоков.

«Так и не удалось мне за долгие-долгие годы дойти - во сне – до «своего собора». И с тех пор, как мы уехали из Углича, прошло тридцать два года». (О. Берггольц.- «Дневные звезды». гл. «18.Поездка в город детства»)

В газете «Коллективный труд» за 1953год мною не найдено статей, написанных Ольгой Берггольц. 17.

Есть статья в газете «Коллективный труд» 1953г. 6 сентября 4стр. «О городской гостинице».

Об успехах и проблемах работы гостиницы горкомхоза (ул. Ярославская, бывший дом Еврейновых деревянный. Прим. – О. Г.):

«...в книге жалоб и предложений...», « На всю гостиницу имеется один установленный в коридоре репродуктор». «О необходимости установить репродукторы в каждом номере пишет инженер Журовская, писательница, лауреат Сталинской премии Ольга Берггольц и другие». (Автор этой заметки - Л. Лобанова).

Книга «Дневные звезды», как начало «Главной книги», была начата в 1953г, вышла как первая часть в 1959г с сокращениями. Фильм «Дневные звезды снимался в 1966г студией Мосфильм. Вышел в 1968г. (О.Г.)

В Угличе О. Берггольц пребывала в 1953г неофициально, как частное лицо и встречалась с людьми по своему усмотрению.

Умерла Берггольц в Ленинграде 13 ноября 1975 года.

Несмотря на прижизненную просьбу писательницы похоронить ее на Пискаревском кладбище "вместе со своими", "глава" города - Г.Романов отказал, и писательница была похоронена 18 ноября на Литераторских мостках Волковского кладбища. (О.Г.)

Что касается семейной жизни и судьбы Марии Тимофеевны Берггольц, то для нее Углич стал роковым городом испытаний, многих переосмыслений своей судьбы, ее переживаний за взрослеющих на глазах дочерей.

Здесь она сумела сохранить и взрастить в них самое главное – природные творческие задатки, несмотря на жестокое, голодное и холодное житие, далекое от интеллигентной столичной своей молодости.

Ее учительская деятельность здесь - тоже страницы истории нашего города, отраженные в нескольких сохранившихся документах с ее автографами.

А свою душу изливала и отводила она впоследствии в переписке с близкими людьми из Углича.


После возвращения в Петроград семьи Берггольц связь с Угличем у них не прерывалась.

Из опубликованных документов семейного архива М. Лебединского мы узнаем, что была переписка Марии Тимофеевны с ее знакомыми в нашем городе.

В переписке матери с самой близкой угличской подругой - Нюрой Беляевой выявляется главная драма - распад семьи Берггольц.

Причиной стала любовная связь Федора Харитоновича с сестрой Нюры, Татьяной, во время приезда его в Углич.

«Судя по дневниковой записи М.Т.Берггольц от 1.3.1922 г, во время приезда ее мужа Ф.Х.Берггольца в Углич, он имел с Татьяной Беляевой интимную связь, а позже они переписывались. В дневнике М.Т. сохранилось пересказ нежного письма Ф.Х. к Татьяне из Петрограда в Углич.

"Милая Танюша вчера был у Ксении читали твое письмо, ты спрашиваешь обо мне называя меня уменьшительно ласкательным именем. И повеяло на меня лаской теплом и уютом. Как живая стоишь ты предо мною на крыльце своего дома, залитая теплым Угличским солнцем, босая в своей красной юбке с папиросой. Милая, милая Танюша твои серые глаза вижу и в них твою чистую светлую душу..." Затем "тебе там живется тяжело, я это знаю, но и здесь в Питере не лучше. Ты хочешь приехать, приезжай, но только погостить не продавай свое имение"» Из дневника М.Т. - «Меня начинает смущать Федино отношение ко мне, отчего- то порой больно больно замирает мое сердце» (19.М. Лебединский).

Ревность матери, поведение отца по отношению к ней не могло оставаться незамеченным детьми и стало испытанием для детских душ дочерей в период начала постижения ими понятий о любви и прощении.

Чем больше мы узнаем о детстве автора, тем понятнее становится его личность, судьба и все творчество.

То, что нам известно из повести «Углич», из документов и воспоминаний М. Лебединского подтверждает предположение, что именно состояние влюбленности явилось главным стимулом к самоопределению девочки Ляли Берггольц в выборе направления движения души и потом жизненного пути.

Путь этот был – служение, а чему – отражено в ее произведениях, где лейтмотивом проходит – ЛЮБОВЬ.

Любовь и нелюбовь, как канва, держит всю «систему мироздания» семьи Берггольц. От описания взаимоотношений дедушки и бабушки Ольги, затем матери и отца, свекрови и невестки, тестя и невестки до личных откровений девочки Ляли постоянно исходит энергетика напряженности, связанная с чувствами: любовь-нелюбовь.

Бытовые вещи и окружающая обстановка – это только фон. Представляется, что девочки Оля и Муся в своих переживаниях более всего ищут и ждут того, что олицетворяет их детское самое главное ощущение – влечение ко всему, что живет по законам любви.

На мой взгляд, книги О. Берггольц «Углич» и «Дневные звезды» просто обязан прочесть каждый угличанин.

И, конечно, нам необходимо продолжать изыскания и исследования документов и сведений, нераскрытых пока.

Это в первую очередь задача профессионалов – местных историков, литературоведов, краеведов.

Здесь я попыталась на нескольких примерах углубленного прочтения произведений О. Берггольц и сопоставления с историческими событиями в городе показать, что можно еще сделать множество краеведческих открытий и находок.

За последние несколько лет, с помощью сотрудников УФГАЯО, мною извлечены и обнародованы несколько документов, отражающих пребывание семьи Берггольц в Угличе.

Здесь есть несколько автографов Марии Тимофеевны. А также документы, помогающие внести уточнения к сведениям, отраженным в тексте повести «Углич».(О. Городецкая)

В Угличском филиале Государственного Архива Ярославской области.

20. «Книга учета посетителей Угличского музея древностей 1892 – 1921гг». Ф. 40 - «Угличский музей древностей Императорского Московского Археологического общества. г. Углич Ярославской области. 1887-1917

оп.1 Д. 11 «Книга учета посетителей Угличского музея древностей 1892 – 1921гг».

Книга начата с 3-го июня 1892 года.

Стр. 277 запись - «19 июня 1918г. Мария Берггольцъ и Ляля Берггольцъ».

(Почерк, Марии Тимофеевны – О.Г.). Стр.557 запись – «1918г 9\ IX Берггольцъ (инициалы неразборчивы)».

(Автограф такой же, как от 19. 06. 1918г, вероятно, тоже Марии Тимофеевны. -О.Г.).

Из этих записей следует, что в музей Углича и церковь царевича Димитрия Мария Тимофеевна с детьми пришли вскоре по приезду в Углич и потом бывали там не раз, о чем читаем мы в «Дневных звездах».

Литературные произведения О. Берггольц содержат в себе некоторые несоответствия реальным событиям в Угличе.

Смещение во времени, ошибочность в количественных данных (в «Дневных звездах» сказано о 200 ударах плетьми угличского колокола, вместо 20-ти по летописи).

Встречаются измененные имена, возрастные данные, путаются некоторые топонимы. Это не искажает общий смысл художественного произведения, автор имеет на это право.

Но мы для себя можем сделать сравнительный анализ с документами и другими источниками, чтобы прояснить подлинную историческую картину или детали ее.

Это перспективная работа для угличского краеведа, поскольку произведения О. Берггольц имеют большую документальную ценность для Углича.

М.Ю. Лебединский в своем труде «От пращуров моих» помогает нам узнать больше и точнее о событиях угличского периода в семье Берггольц.

Так в «Дневных звездах» описывается только одно появление отца Ляли и Муси в Угличе, когда он приезжает забрать семью и увезти в Петроград.

Фактически : «За время Гражданской войны он \Федор Христофорович - прим. О. Г.\ два раза приезжал в Углич. Сохранились его фотографии с дарственной надписью дочерям от 30 августа 1919 г., на которых он выглядит не хуже, чем на фотографии конца 1916 г.

Очевидно, Федор Христофорович предупредил жену о своем приезде в Углич. Это следует из сохранившейся дневниковой записи Марии Тимофеевны с пометкой "Углич", где она описывает свою радость от приезда Феди и, кстати говоря, пишет:

"....Я приготовила нам комнатку - отдельный ход с лестницы. Маленькая, выкрашенная масляной краской в голубой цвет, в ней нет ничего лишнего - кровать, столик и раскладная жердиньерка. Я ношу сюда все время свежие ромашки, всюду букеты нежных, прекрасных своей простотой ромашек. Три ромашки, всюду букеты нежных, прекрасных своей простотой ромашек. Три букета на жердиньерке, букет на полочке, букеты на окне и столе... И следующая запись в день приезда: "Когда мы с Федей вошли в комнатку у его вырвалось - Ах, как прекрасно - мне нравится...

Сам Федор Христофорович пишет в своей автобиографии в 1944 г., что в 1919-1920 гг. болел сыпным и возвратным тифом.

Во время одного из этих заболеваний у него похитили вещи и все документы, в том числе и диплом об окончании медицинского факультета Тартусского университета. Наиболее вероятно, что было это где-то между сентябрем 1919г. и мартом 1920 г.

удя по справке, выданной М. Т. Берггольц в конце августа 1920 г. он (Ф.Х.-.О.Г.) также в это время посещал семью и после этого опять отправился на южный фронт.

Рабоче-Крест.Правление Удостоверение г.Углич от Мобилизационного отдела Уездный комиссар Берггольц Марии Тимофеевне по военным делам в том, что ее муж Берггольц Августа 6 дня 1920 г. Федор Христофорович состоит N 5816 на действительной службе в г.Углич.Ярославской Красной Армии Старшим врачом губернии 5-го врачебного санитарного поезда и состоит на учете

Круглая гербовая продовольственного отпуска в печать РСФСР Уездном военном снабжении. Военный комиссар /подпись/ Начальник мобилизационного отдела /подпись/

Если исходить из сути содержания этого удостоверения, то получается, что Федор Христофорович навещал семью и в конце лета 1920 г.

Возможно после выздоровления от последнего тифа. Но взять семью с собой в Питер он не смог т. к. еще продолжалась гражданская война и он после отпуска уезжал опять на фронт».

(21.М. Лебединский - «От пращуров моих»).

На фронте у Федора Харитоновича была спутница, отношения с которой он потом поддерживал до конца своей жизни.

Ее имя называется в «Дневных звездах» в угличских воспоминаниях.

«Четырежды смертной хваткой хватал нашего папу тиф - сыпной, брюшной, возвратный, паратиф, - четыре раза княжна Варвара вытаскивала его из смерти. Мы жили в те годы в древнем городке Угличе и узнавали об этом от мамы: четыре раза долго-долго не было никаких вестей от отца, а потом вдруг приходило совсем коротенькое письмецо, и мама горько и долго плакала над ним, а потом вела нас в церковь Димитрия-на-крови, ставила на колени перед страшными темными иконами и чужим, жестяным, не маминым голосом говорила: - Дети, помолитесь за княжну Варвару. Она опять спасла жизнь вашему отцу...»

(22. О.Берггольц, "Дневные звезды")

«Быть может, именуя так женщину, которая волей судьбы заняла ее место в жизни и сердце любимого ею человека, она находила какое-то, пусть крохотное, утоление своей ревности - утоление тщеславием? Все-таки не кто-нибудь, а родовитая княжна спасла жизнь ее мужа, отца ее детей». «Но как показывают дневниковые записи М.Т. конца 1921 г.в глубине души она совершенно не смирилась с существованием княжны Варвары Николаевны, но по своему обыкновению переживала все внутри себя, ничем не выказывая свои переживания внешне, и, внутренне надеясь на добропорядочность княжны Варвары, поверив в нее при их знакомстве в Москве еще до отъезда в Углич».

(23.Источник: М. Лебединский - «От пращуров моих»).

Об отношениях О. Берггольц с отцом, о дочерней привязанности к отцу мы можем судить по ее произведениям.

На сложные отношения отца и матери она не намекает нигде.

Мы, угличане, имеем право, заявить, что как поэт и писатель О. Берггольц родилась в Угличе, и еще как искренний борец за справедливость, за идеалы новой свободной жизни.

В отрыве от теплого устойчивого быта питерского детства, она именно в Угличе получила первую закалку для будущих испытаний. В то время это был для молодых выбор, определявший судьбу. Это ярко отражено в повести «Углич».

Начало литературного творчества О. Берггольц, связанное с Угличем, и дальнейшее отражение темы Углича в ее стихах, письмах, дневниках - особая область изучения для нас.

Здесь нам помогают и материалы М. Лебединского, и исследования Н. А. Прозоровой, опубликованные в книгах, подготовленных и изданных Пушкинским Домом за последние 5 лет.

Из них мы узнаем о первых стихах, написанных детской рукой в келье Богоявленского монастыря, о самодельных тетрадках, которые Мария Тимофеевна Берггольц делала для своей дочери, будущей поэтессы с мировым именем.

Мать сохранила рукописи ее первых стихов.

До недавнего времени мы ничего не знали о детских дневниках, где Ольга Берггольц душевно вспоминает «...Углич родимый».

«Мария Тимофеевна всячески поощряла в детях, а особенно в Ляле литературное творчество. Она сшивала из серо-синей тонкой бумаги большеформатные альбомы, в которых 8-10 летняя Ольга выпускала свои "Литературные журналы", в которых была и проза и стихи и даже иллюстрации. Два или три таких журнала сохранились в бабушкином архиве. Кроме того сохранился и целый ряд детских стихов Ольги, в том числе и посвященных матери:

23.01.1918г.

Сохранилось одно из первых стихотворных произведений Ольги по случаю дня Ангела ее матери.

Лист в линейку из тетради. Слева от текста рисунок цветов простым карандашом с последующей их раскраской зеленым и голубым карандашами. Текст написан по старой орфографии». (24. М. Лебединский)


"Милой МАМЕ от Ляли Берггольц

(на обороте)

"С торжественном д нем Поздравления

Я к маме скорей шпешу

И с Ангелом Поздравить, скорея

Я хочу.

Хочу что-бы вы были Как

ландуш хороши. как Роза нежны.

И как феалка Свежи

И что-бы счастию Конца и не

предвиделось.

Христос Спаситель вас храни от разных быть несчастья.

И Ангел Божий пусть вас, охраняет

Ангел летел нат Покровом Мама проснулась от сна

Ангел сказал ей три слова

Мама с Ангелом тебя."

5 11 20 г. - стихотворение Ольги Берггольц


"Наш вечер"

Вьюга злится и бушует,

Снег стучит в окно.

Ветер грозно завывает

На дворе темно

" "

Мгла на поле, в небе мутно

На дворе собака лает.

В нашей комнате уютно,

огонек мерцает

" "

За столом сидим все мы

Папу вспоминаем

Мама шьет, а я пишу,

Муся нам читает.

" "

Пусть сердито вьга воет

Снег стучит в окно.

Нас ничто не беспокоит,

И в душе тепло...

14 января 1920 г. - День Ангела Марии Тимофеевны.

Ольга дарит ей стихотворение:

НАША МАМА

Вечно трудящая личико бледное,

В глазках так часто слезы блистают.

Мамочка милая, наша родная

Часто нас долго ласкает.


О как приятно бледные ручки

Крепко к груди прижимать!!

В бледные щечки, в кроткие глазки

Крепко ее целовать!!


Наша мамуся все время трудится,

Ночью так часто не спит.

Так исхудала родная,

Все за работой сидит.


Бывало проснешься ночною порой

Придвинутый стол у кровати стоит

И лампа трещит догорая

И мама с работой сидит.


Я к ней подбегу, обнимать ее стану.

Воспаленные глазки она поднимает

Целует меня, обнимает родная,

И долго и нежно ласкает.

Ляля Берггольц

6 11 20 г. - стихотворение Ольги Берггольц

МАТЬ

Любите мать! в ней жизни сила

Она одна лишь может Вас понять.

В минуты трудные утешить,

В борьбе с судьбою помогать!!

" " "

Да, правда, есть еще другие,

Они вас могут приласкать,

Но всеж любить должны вы больше

Вас нежно любящую мать!!!

Из детского "Альбома"

Сон Олюньки

Как только Олюнька в кроватке уснет

К ней Ангел хранитель слетает,

И дивную, райскую песнь ей поет,

И Олюньку он усыпляет

И видит она; что в небе живет,

И что перед богом стоит,

И что ей Спаситель в лицо,

Так кротко, с любовью глядит

И шепчет Олюнька: "О Боже, мой Боже

Верни моей маме здоровье опять,

Она исхудала, она побледнела, .....

соч.Ляли Бергольц 1920

Стихи эти написаны Лялей Берггольц в Угличе.25.

«Стихи Ольга Берггольц стала писать, как это часто бывает, в детстве, примерно с 6-8 лет», это были целые сказки в стихах. Многие и ее литературных опытов до сих пор остаются в рукописях».

В книге «О. Берггольц "Так хочется мир обнять", изданной к 100-летию О. Берггольц, есть прекрасные строчки об Угличе.

У тринадцатилетней девочки так свежи были впечатления от нашего города, что она посвящает ему стихи:

Мне вспомнился Углич родимый;

Тот домик, где с мамой жила,

И тот монастырь мой любимый,

Куда я с молитвою шла.

И Волга, река темно-синяя,

Где любо в день жаркий играть.

Ах, все, что с охотой я кинула,

Как хочется вновь увидать!

И страстно меня потянуло

К родимым моим берегам...

Ах, я бы охотно взглянула

На все, что оставила там!!!

Над этими стихами в дневнике девочки от 26 апреля 1923 года написано.- «Сейчас писала письмо в Углич тете Нюре, длинное-длинное, в четыре листа вышло, и еще не все! Все бы так и хотелось писать, писать и писать. Ах!»

А на другой день она снова напишет в своем дневнике строчки, посвященные Угличу. О том, как ранним утром она шла в школу на раннем весеннем рассвете, когда «...молоденькая, едва проглянувшая травка поднималась от земли; воздух был чистый, чистый, редкий воздух в Петрограде, и пели птички, кажется скворцы...»

«Это пение и навело меня на какое-то неведомое чувство. Вдруг на меня как будто пахнуло смолистым воздухом, вдруг как будто что-то родное, прекрасное вспомнилось мне. Что это? Ах, да, это утро в Угличе, такое чудное, розовое утро, с ясной зарей, светлой росой и пением веселых птичек. И мне сделалось так грустно, грустно, и это чувство не оставило меня даже тогда, когда я вышла на шумный проспект...». 26.

Среди опубликованных в той же книге стихов, написанных в конце 1920-хгг., есть такое ностальгическое:

Милый друг, я надолго-надолго,

В этом городе, грустью обугленном,

Затоскую о небе над Волгой

И о тихом моем, об Угличе...

В сером домике, с крышей поношенной,

Где по стенкам карабкался хмель,

Проведу я, тиха и заброшена,

Много-много холодных недель...

Буду в городе вечером снежным я

Возле храмов старинных бродить,

И стеречь мечту неизбежную,

И тебя хоронить в груди...

Источник: «О. Берггольц ". Так хочется мир обнять» (27).

И эти строчки тоже можно считать началом пути к Главной книге, к «Дневным звездам».

Мне думается, что путь этот, начавшись в Угличе, никогда не прерывался, даже в самые тяжелые годы потерь родных и любимых людей, измен друзей, в годы унижений, испытаний тюрьмой, войной.

Поэтесса, писательница, героиня, пережившая все, знала всегда, что вернется когда-нибудь в свой Углич. Вернется за своими «дневными звездами».

Хорошо бы нам подробно изучить и восстановить по отдельным штрихам время и события июля-августа 1953 года в Угличе, по возможности уточнить даты посещения Ольгой Берггольц в 1953г. различных мест Углича: музея, ГЭС, Дивной ц. и др. объектов города, кроме тех, что известны.

Что-то, возможно, уже не удастся установить, но не исключены и находки. Пока я могу точно можно сказать только о нескольких датах:

«...синим июльским днем прошлого года отчалил маленький теплоход « Георгий Седов» от Химок и направился по каналу имени Москвы по Волге к Угличу». («Дневные звезды» гл. «Это мое!»28).

В гл. «Две встречи» О. Берггольц описывает свой поход к Богоявленскому собору на другой день по прибытию в Углич.

«...Но я была у Ивана Николаевича через несколько дней после встречи с «моим собором»... (Д.з. «Рисунок пером»29)

Когда она была в музее?Там, вероятнее всего, ей подсказали адрес Потехина.

26 июля - О. Берггольц посетила дом И.Н Потехина в Пионерском переулке, и художник подарил ей рисунок, подписанный этой датой (хранится в рукописном фонде Пушкинского Дома СПб). Там и состоялась серьезная беседа с бывшим учителем О. Берггольц, о содержания которой мы узнаем из «Дневных звезд».

2 августа – О. Берггольц посетила библиотеку им. И.З. Сурикова, подарила книгу «Первороссийск» с автографом (хранится в библиотеке).

5 августа – она вторично посетила И. Н. Потехина, подарила ему книгу «Первороссийск» с автографом (хранится у Т.И. Потехиной). Вероятно, в этот день они совершили прогулку по городу, и художник показал О. Берггольц изменившиеся места Углича. И это тоже нашло отражение в «Дневных звездах».

Где-то (а не только в Пушкинском Доме), вероятно, хранятся отдельные заметки, черновики, рукописи страниц ко второй части «Дневных звезд» и там должно быть еще об Угличе.

Будем надеяться, что мы когда-то узнаем об этом.

Мы привыкли говорить об Ольге Берггольц, как о блокадной поэтессе, писательнице, о Ленинградской «Мадонне», цитировать ее самые известные, бессмертные строки, ставшие литературными памятниками.

С течением времени они все больше заслуживают громкого звучания, внимания и благодарности потомков.

Но нам, угличанам следует также благодарить судьбу за юную одаренную жительницу нашего города начала 20-го века, Лялю Берггольц, ненадолго осветившую своим пребыванием нашу землю, сумевшую зажечь над ней ярчайшие звезды, свет которых устремлен в вечность.

Полноценное изучение ее юношеского творчества и другого неопубликованного рукописного наследия только в начале.

Городецкая О.А.

Личные инструменты