Нилов, Константин Дмитриевич

Материал из Про Углич

Перейти к: навигация, поиск

Содержание

Нилов Константин - флаг-капитан Императора Николая II

Загадочный кацкарь Константин Нилов.

Нилов Константин Дмитриевич 7.2.1856 – 1919 г (?)

К 155- летию со дня рождения

В 2000 г на XI Опочининских чтениях в г. Мышкине Т. А. Третьякова, которая сейчас возглавляет Угличский филиал Государственного архива Ярославской области делала доклад «Флаг-капитан Его Величества». Он не был опубликован в краеведческом сборнике и остался недоступным широкому кругу читателей.

Давайте сейчас совершим путешествие по страницам разных авторов, запечатлевших историю жизни и судьбы нашего земляка К. С. Нилова - знаменитого, но мало упоминаемого историками Верхневолжья.

Имя его неожиданно всплыло в работе исследователей, значительно удаленных от родины персонажа и волей судьбы возвратилось к нам, как напоминание о том, что мир все-таки тесен. Но эта интригующая история будет дальше.

Начнем с эссе Т. А. Третьяковой

(с ее разрешения воспроизведем его полностью)

У каждого времени свой хронотоп, своё лицо, свои герои. В последние годы одной из популярных тем исторического изыскания стала тема царствования последнего российского монарха. Фигура Николая II по сей день вызывают интерес у многих исследователей, начиная от любителей исторического познания и литературно-исторической трактовки до людей, профессионально работающих в сфере исторической науки.

Большинство из них, вольно или невольно, рассматривают тот период через призму императорской семьи и царского окружения, подчеркивая "за" и "против", выштриховывая жизненные нюансы, определяя коловороты судьбы. Окружение Николая II, действительно, вобрало исторический гротеск всех типажей, и, создав единое безличие, в отдельности представляло собой ярко-колоритный персоналитет.

Немецкий исследователь Рене Фюлоп-Миллер писал:

"… Этот небольшой круг постоянно оптимистически настроенных придворных создавал условия для идиллии в Царском Селе. И если бы не было этих людей, скрывающих всё от царской четы, видимо, эта идиллия не завершилась бы таким страшным концом для царя и России. Все эти Фредериксы, Воейковы, Саблины и Ниловы в значительной мере способствовали наступлению страшной катастрофы…"

Эту мысль, вариативно, как бы продолжил в своих воспоминаниях, написанных в Болгарии в 1923 году, бывший начальник канцелярии Министерства Императорского двора Александр Александрович Мосолов.

Он писал: "… В момент отречения вследствие несчастного стечения обстоятельств, Воейков оказался во главе немногочисленной свиты, состоявшей из Нилова, Долгорукова, Граббе, Нарышкина, Мордвинова, Лейхтенбергского и Федорова (Фредерикс сопровождал государя в поезде, но был уже весьма слаб и болен)…"

Поскольку речь зашла об отречении императора, то не лишним будет пример его личных ощущений.

В среду, 8-го марта 1917 года, Николай II в своём дневнике записал: "Последний день в Могилеве. В 10 1/4 ч. подписал прощальный приказ по армиям. В 10 1/2 ч. пошел в дом дежурства, где простился со всеми чинами штаба и управлений. Дома прощался с офицерами и казаками конвоя и Сводного полка - сердце у меня чуть не разорвалось! В 12 час. Приехал к Мама в вагон, позавтракал с ней, Сандро, Сергеем, Борисом и Алеком. Бедного Нилова не пустили со мной. В 4.45 уехал из Могилева, трогательная толпа людей провожала. Члены Думы сопутствуют в моем поезде! Поехал на Оршу и Витебск. Погода морозная и ветреная. Тяжело, больно и тоскливо."

Именно эта запись из дневника императора является отправной в суммировании разницы субъективно-временных и исторически-ассоциативных оценок персоналий, а конкретнее - одного человека. В указанных выше высказываниях нас интересует упоминание лишь об одной личности.

Все трое - Фюлоп-Мюллер, Мосолов и Николай II называют некоего Нилова, в разной степени выражая своё отношение к этой фигуре. Кто он - Нилов?

Вновь обратимся к Фюлоп-Мюллеру: "… Несколько странной фигурой в окружении царя был генерал-адъютант контр-адмирал Нилов, страшный грубиян, любивший выпить. У него была привычка прямо в глаза резать правду-матку каждому, даже царю. Но его "правда" была слишком далека от действительности, и поэтому она никогда не вызывала серьёзной обеспокоенности…"

А Мосолов вспоминал так: "… О флаг-капитане адмирале Нилове, сопровождавшем царя во всех его резиденциях и путешествиях, мало что можно сказать. Адмирал был выдвинут на занимаемую им должность благодаря своей долгой службе в качестве адьютанта при великом князе Алексее Александровиче. Его пристрастие к спиртным напиткам не делало из него продуктивного работника. Нилов был очень предан царю и покинул ставку его величества после отречения лишь по прямому приказанию государя…"

Однако же, помнится, царь писал, что бедного Нилова с ним не пустили?

Но оставим сей момент в неясности и полистаем документ, составленный 6 июня 1915 года, под названием

"Полный послужной список".

Читаем: Чин, имя, отчество и фамилия - Генерал-адъютант адмирал Константин Дмитриевич Нилов

Должность по службе - Флаг-капитан Его Императорского Величества

Получаемое на службе содержание - Жалованья 3600 руб., столовых по должности 3000 руб., по званию 1332 руб., прибавочного 540 руб.

Какого вероисповедания - Православного

Когда родился - 7-го февраля 1856 года

Из какого звания происходит и какой губернии уроженец - Из дворян, уроженец Ярославской губернии

ФЛАГ –КАПИТАН Императора Николая П, адмирал К.Д. Нилов

Есть ли за ним, за родителями его,или когда женат, за женою, недвижимое имущество, родовое или благоприобретенное - Имеет родовое имение

Холост или женат, на ком, имеет ли детей, год, месяц и число рождения детей, какого они и жена вероисповедания - Женат на фрейлине Их Императорских Величеств Государынь Императриц Мариамне Михайловне Кочубей вероисповедания православного.

Где воспитывался - В Морском Корпусе

...

В далеком 1871 году 5 июля бывший военный писал прошение:

"Желая определить на воспитание в Морское Училище сына моего Константина Нилова, я нижеподписавшийся имею честь приложить при сем документ о рождении и крещении его, о получении коего прошу уведомить. Означенный сын мой явится в Училище к установленному приёмному сроку. Если он по медицинском освидетельствовании не окажется способным к морской службе, или не удовлетворит условиям приема, а также если и в последующее время начальство Училища признает нужным, вследствие дурного его учения или поведения, исключить его из числа воспитанников, то я обязываюсь, по первому требованию Училища, без замедления взять его обратно на своё попечение.

Отставной капитан-лейтенант Дмитрий Нилов.

Жительство имею в г. Ярославле"

Костя Нилов поступил в Морское училище воспитанником 16 сентября 1871 года, а уже с 13 апреля 1872 года считалась его действительная служба на флоте. Продвижение по службе было на редкость удачно и апогеем его стало приближение к особе государя в должности флаг-капитана.

Флаг-капитан Его Величества отвечал за безопасность царской семьи, особо государя императора, с того момента, как те покидали сушу, садясь на яхту или на шлюпку. При плавании на шлюпке флаг-капитан лично становился на руль. Флаг-капитан обязан был сопровождать государя даже на броненосце.

Попав в ближайшее окружение Николая II, именно там Константин Нилов снискал себе славу странного друга императора, вечно пьяного адмирала. Дружба этих людей для большинства придворных была загадочна и необъяснима.

В личных дневниках Николая II о Нилове упоминается нередко, особенно в 1900-е, 1910-е годы. Упоминается с чувством доброго расположения и еле уловимой отеческой опеки.

Итак, Николай II. Дневник 1905-го года:

31-го января. Понедельник Встали поздно. Целый день шел снег. Имел три доклада… Разговаривал долго с Путятиным. Гулял. Обедали: Миша, Ольга, Петя, Жоржанс с женою, кн. Голицына, Катя Голицына, Мая Пушкина, Мих.Мих.Голицын, Енгалычев с женою, Екат.Серг.Озерова, Нилов и Гадон. Просидели вместе до 10 1/2 час.

24-го сентября. Суббота День стоял чудный. Обычные доклады до завтрака и один после… Море было тихое. Занимался до 8 час. Обедали: Нилов, А.А.Танеева, Соллогуб с женою, Философов и Волков - оба с "Полярной Звезды". Опять вечером происходила игра с дутьем вплоть до чая. Разъехались в 11 3/4.

4-го ноября. Суббота Утром принял Нилова. В 12 час. Синод поднес икону. Принял затем митр. Антония и кн. А.Д.Оболенского…

27-го ноября. Воскресенье Были у обедни и завтракали со всеми. Принял Нилова. Сделали большую прогулку под проливным дождем. Весь снег сошел, и даже лед на прудах исчезает. Читал…

Николай II. Дневник 1906 года:

19-го января. Четверг Утро было занятое. Завтракали: Граббе - адъютант д.Владимира и Зеленой (деж.) Принял Нилова. Погулял 20 минут. Долго сидел у меня Витте. После чая - Зайончковский, вернувшийся из Берлина…

1-го мая. Понедельник Утром перед домом представлялись вновь прибывшие люди в Свод.-гвард.бат. В 10 час. Поехали на дворцовую площадку, на кот. Я произвел смотр 30-му и 5-му морским батальонам, недавно возвратившимся из Лифляндской губернии. Нашел их в блестящем виде и порядке. Принял доклады Бирилева и Стишинского. Завтракали: Бирилев, А.А.Танеева, Нилов, гр.Толстой и Чагин…

5-го июня. Понедельник День рождения нашей Анастасии: ей минуло 5 лет. До доклада у меня был Николаша. Завтракали: Нилов и Чагин. Затем принял Герарда…

12-го июля. Среда Погода снова сделалась жаркая… Гулял долго. Вечером читал. После обеда катались с Ниловым на электрическом катере.

21-го июля. Пятница Великолепная погода. Купался утром. После доклада принял семь представляющихся. Завтракал Сашка Воронцов (деж.). Николаша был у меня по поводу мятежей в Свеаборге и Кронштадте. Гулял и купался в море. После чая принял Бирилева, который утром пришел с моря, и затем Самарина. Обедали на балконе. Читал. Видели Нилова, которого я посылал в Кронштадт для посещения раненых офицеров.

20-го сентября. Среда С утра начался дождь, было совсем тепло. В 10 час. отправились с Ниловым на моторном катере Никсона в море и попали в хорошую зыбь. Он держался отлично, брызги не попадали. Завтракали в 12 час…

29-го сентября. Пятница … В 8 час. обедали Бирилев и Нилов с адьютантами, Орлов и Чагин и обе фрейлины - все из штандартского общества. Играли очевидно в дутье. Пил с ними чай и около 12 час. Все разъехались.

10-го октября. Вторник … В 12 1/4 пристали к "Штандарту". Обойдя команду, спустились в кают-кампанию и отлично позавтракали. В 3 1/4 простились со всеми на яхте и отправились обратно, опять с Ниловым и Орловым. Были дома около 5 час., весьма довольные проведенным днем…

22-го октября. Воскресенье Ясный морозный день. Утром Нилов приехал с докладом. В 11 час. поехали во дворец к обедне. Завтракали в круглой зале по-прежнему с командирами частей и офицерами Конвоя и Сводного батальона… Николай II. Дневник 1907-го года:

30-го июня. Суббота Утром покатался с Аликс на шлюпке с завода Крейтона, типа заказанного Бирилевым для новой "Невы". Жара была сильная. Завтракали: Фредерикс и кн. Эристов (деж.) В 3 часа отправился с Ниловым под парусами на Светланском ботике. Дул хороший ветер. Купались вдвоем, в воде было 19°. В 7 1/2 поехали в Ропшу, где отлично пообедали с Николашей и станой. Вернулись также на моторе в 11 час.

Общение с Ниловым доставляло государю императору удовольствие и спокойствие, несмотря на излишние возлияния флаг-капитаном хмельных напитков. При Косте Николай II в выражениях и поведении не смущался.

Александр Александрович Мосолов в своих воспоминаниях писал: "… Больше всего встреч у императора Николая II было с Вильгельмом II. Чрезвычайно нервный - временами он производил впечатление истеричного человека - кайзер имел способность выводить из себя всех тех, с кем соприкасался…

После одной из встреч (в Ревеле в июле 1902 года - Т.Т.) Вильгельм II поднял на "Гогенцоллерне" сигнал:

- Адмирал Атлантического океана приветствует адмирала Тихого океана. Известно всем, что адмирал Нилов, по приказанию царя, поднял суховатый ответ:

- Доброго пути.

Но никому, кажется, неизвестно до сих пор, что прошептал царь Нилову, прочитав дешифровку немецкого сигнала:

- Его надо просто связать, как сумасшедшего."

Воспоминания Александра Александровича Мосолова далее:

"… За завтраком государь пил только мадеру: большую рюмку особо выбранной для него марки. Бутылка мадеры всегда ставилась перед прибором царя. Он не любил, чтобы ему наливал вино лакей, "всегда слишком деловитый и услужливый". Царь наливал себе вино сам. Всем остальным наливали лакеи: мадеру, белое и красное вино, как это принято в известном порядке заграницей. За обедом было более разнообразия в винах. Все эти вина были превосходны. Но имелся ещё заповедный погреб - "запасный", в котором содержались, так сказать, вина выдающихся годов. Граф Бенкендорф зорко наблюдал за этим заповедным погребом - настоящим предметом наших вожделений. Чтобы добраться до этого погреба, надо было пускаться на хитрости. Надо было, чтобы сам министр двора заговорил о заповедном погребе. Для сего требовался приличный предлог. Брался календарь и отыскивались святые. Когда оказывалось подходящее имя, отправлялись к Фредериксу и объявляли ему, как обстоит дело. Он призывал Бенкендорфа и говорил ему:

- У меня сегодня семейный праздник. Вы уже не откажите нам в бутылочке старого винца.

- Боже мой! Эти вина берегутся на случай больших торжеств…

Приходилось слегка поторговаться, и в конце концов на столе появлялись стаканы "особого назначения". Заметив их, государь смеялся:

- Опять совершеннолетие племянницы. Интересно знать, кто об этом первый вспомнил… Держу пари, что Нилов или Трубецкой…"

Но отвлечемся от воспоминаний и вновь полистаем послужной список Константина Дмитриевича Нилова (карьера блистательная!):

Гардемарин - с 13 апреля 1875 года (как помним, в Морском училище обучался с 1871 года).

Мичман - с 30 августа 1876 года, за выслугу лет и по экзамену (в документе особо подчеркнута фраза - "имея двадцать лет от роду").

Переведен из флота в Гвардейский экипаж - с 21 марта 1877 года.

Лейтенант - с 1 января 1881 года.

Адъютант Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича - с 5 февраля 1890 года.

Капитан 2 ранга - с 1 января 1892 года (за отличие по службе).

Капитан 1 ранга - с 14 мая 1896 года (за отличие по службе).

Назначен членом от Морского Министерства в состав Правления Русского общества пароходства и торговли - с 19 ноября 1899 года.

Командир Гвардейского экипажа - с 1 января 1903 года.

Контр-адмирал - с 6 апреля 1903 года (с оставлением в прежней должности). Дополнительно назначен в комиссию по осмотру кораблей флота - с 26 апреля 1903 года.

Командующий практическим отрядом обороны побережья Балтийского моря (с сохранением должности командира Гвардейского экипажа) - с 28 июля 1903 года.

Командующий тем же отрядом на период 1904 года.

Назначен в свиту Его Императорского Величества (с оставлением в прежней должности) - с 22 июля 1905 года.

Флаг-капитан Его Императорского Величества (с оставлением прежней должности) - с 8 октября 1905 года.

Вице-адмирал - с 13 апреля 1908 года.

Член аттестационной комиссии - с 20 сентября 1908 года.

Генерал-адъютант Его Императорского Величества (с оставлением в прежней должности) - с 5 октября 1908 года.

Адмирал - с 25 марта 1912 года (с оставлением в прежних должностях).

. . . . . . . . . . . .

В период Первой Мировой войны за отличное выполнение командировок имел Высочайшую благодарность.

Список о прохождении службы заканчивается так:

Что все показанное в сем списке о службе Генерал-Адьютанта Адмирала Константина Нилова, одостаиваемого к награде знаком отличия беспорочной службы, заимствовано из подлинных о нем документов и собранных за время прежней службы его сведений, что он во все время служения и в должностях, им занимаемых, оказался ревностным и усердным и при том трудами постоянными, продолжительным прилежанием и непоколебимою нравственностью оказал себя полезным и верным исполнителем в делах службы, и что он в продолжение всей своей службы не подвергался таким штрафам, наказаниям и взысканиям, которые, по закону, подлежат внесению в формулярный список и лишают права на получение знака отличия беспорочной службы, в том, на точном основании Устава о сем знаке и со всею ответственностию, в оном постановленною, свидетельствуется.

Временно командующий Гвардейским экипажем Свиты Его Величества контр-адмирал князь Вяземский. . . .

Но вернемся к дневникам императора.

В предвоенные и военные годы Николай II все чаще упоминает о своём флаг-капитане.

Николай II. Дневник 1913-го года: 19-го января. Суббота Мороз увеличился до 15°. После бумаг принял Бенкендорфа и Нилова. До часа были обычные доклады…

29-го апреля. Понедельник Опять погода похолодала. Утром были: Бенкендорф, Нилов и Гольтгоер. Принял доклады: Григоровича, Кривошеина и Кистера…

4-го мая. Суббота Наконец наступило лето. С 9.45 принял: Бенкендорфа, Нилова, Маклакова, Максимовича, Кочубея и Волкова. Надев парадную форму, сел на коня и поехал на дворцовую площадку…

30-го мая. Четверг День обошелся без дождя, только поздно ночью опять полило. Утром у меня были: Нилов, Дрентейн и Воейков. Погулял 1/4 часа…

24-го июня. Понедельник Утром сделал отличную прогулку в байдарке с другими мимо дер. Падио и кругом островов назад. Посетил больных - Нилова до завтрака, Аню после. Хорошо поиграл в теннис. Выкупался с офицерами. Погода была чудная и вода приятная…

26-го июня. Среда После темной ночи наступил дивный жаркий день с хорошим ветром. Покатался с Граббе и Невяровским в байдарках. Днем поиграл в теннис и чудно выкупался. До обеда посетил больных - Аню, Нилова, Щепотьева и Бутакова. Вечером поиграл в кости. Николай II. Дневник 1914-го года:

4-го апреля. Пятница Отличный весенний день - в тени было 14°. Сделал хорошую прогулку до конца Ореанды и в двойке с Алексеем. В 12 час. был вынос плащаницы. Сели завтракать в час с половиною. Погуляли семьёю одни. Вечером служба длилась час и 3/4. Плащаницу, как и утром, несли Нилов, Аничков, Комаров и я. После обеда читал и окончил все.

24-го июня. Вторник … Жара была большая, но воздух был лучше, т.к. гари сделалось меньше. После обеда у меня был Нилов. Читал долго.

28-го октября. Вторник Погода потеплела, был дождичек при 5° тепла… В 2 1/2 вышел со многими на прогулку и обошел вокруг Барановичей. После обеда был последний доклад штаба. Простился с Николашей. Поиграл с Ниловым, Дрентельном и Саблиным в кости.

12-го ноября. Среда До 10 часов явился добрый Нилов и задержал меня почти до 11 час. Затем принял флиг.-ад. Михеева, вернувшегося из Феодосии, Юсупова из командировки в северные губернии, ген. Добронравова и Танеева. Завтракал и обедал Лихтенбергский Коля (деж.) Приняли вдвоем молодого подпоручика и прапорщика 1-го пех. Невского полка, нашедших полковое знамя закопанным в Вост.пруссии недалеко от границы…

18-го ноября. Вторник В 9 1/2 поехали к молебну и затем в поезд. В 10 час отправились в путь. Была оттепель, дуло, шел дождь. Много читал. Со мной едут: Бенкендорф, Нилов, Воейков, Орлов, Дрентельн, Дмитрий Шереметев, Саблин и Федоров…

25-го ноября. Вторник … Все мы пришли в благодушное настроение от теплой погоды. Вечером поиграл в домино как всегда с Ниловым, Дрентельном и Саблиным.

30-го ноября. Воскресенье В 9-40 прибыл в Карс… Посетил военный лазарет - немного раненых. Поехал на фронты… Возвратился в поезд с наступлением сумерек. После чая все мы поспали. Обедало высшее и крепостное начальство. Вечером поиграли с Ниловым, Дрентельном и Саблиным в кости.

28-го декабря. Воскресенье Утром ко мне зашли Бенкендорф и Нилов. В 11 час. Пошел с детьми в походную церковь к обедне… Вечером просматривал свой дневник за 1888 год… . . .

Листая записи императора, невольно ловишь себя на мысли о человеческой значимости для государя его флаг-капитана.

Николай II. Дневник 1915-го года:

12 января. Понедельник С 10 час принял: Авелана, Нилова, Нейгардта, Лопухина - Вологодского губернатора, Челнокова - Московского голову, доклады Григоровича и Кривошеина… Погулял. В 4 ч. поехали в Большой дворец и посетили лежащих там раненых офицеров…

11-го февраля. Среда С 10 час. принимал - Озерова, Нилова и Грабббе. Погулял 10 минут. Таяло…

6-го марта. Пятница Ясный морозный день… В 2 1/4 поехал со своими по шоссе за 24 версты и отлично погулял в лесу и прошел мимо "Скобелевского лагеря"… Вечером играл в домино с Ниловым, Граббе и Саблиным: Дрентельн вытянул себе связки на ноге.

14-го декабря. Понедельник Встал поздно. Было серо и таяло, 2° тепла. В 4 1/2 прибыл в Киев… В 7 час тронулись дальше. Вечером поиграл в домино с Ниловым и Граббе. Николай II. Дневники 1916-1917 годов:

2-го января. Суббота Спал отлично по обыкновению в Могилеве. Доклад был недлинный. После завтрака читал. Погулял от 3-х до 4-х ч. Писал Аликс. Отвечал на последние новогодние телеграммы. После обеда поиграл с Ниловым, Граббе и Мордвиновым в домино.

24-го февраля. Среда … Хорошо поработал в снегу. В 5 ч. у меня был Нилов. Читал после обеда.

6-го апреля. Среда Простоял теплый день… Отправился с Ниловым и матросом на двойке с "Разведчика" вверх по Днепру по затопленным улицам и огородам. Другие сопровождали на моторном катере "Десна". Было очень приятно погрести...

8-го апреля. Пятница 22-я годовщина нашей помолвки - второй год, что мы в разлуке в этот день. Был недлинный доклад. В 2 1/2 пошел к выносу плащаницы. Погулял немного в садике под дождем. В 6 ч. была служба погребения: Алексеев, Иванов, Нилов и я вторично носили плащаницу. После обеда занимался.

11-го августа. Четверг Очень хороший день… В 2 1/2 отправились вниз по Днепру я с Ниловым в двойке. Сделал там прогулку. Вернулись к 6 час….

14-го августа. Воскресенье Странная погода с солнцем, ветром и дождем. Завтрак был в палатке. Прогулка была вверх: игры Алексея происходили на левом берегу у леса. Нилов и Воейков уехали.

19-го сентября. Понедельник Довольно хороший день. Алексею гораздо лучше, но трудно надевать сапог. В 2 1/2 поехали с Ниловым и Долгоруковым по шоссе на Оршу и сделал большую прогулку пешком; вернулся через Городокский мост ровно в 5 час. Читал и писал. 1917.

6-го февраля. Понедельник Утром у меня был Нилов. Погулял 10 мин. Принял Григоровича и Риттиха, кот. Вернулся из поездки на юг и в Самару. Завтракал и обедал Кутайсов (деж.). Посидел у Алексея, как всегда, перед прогулкой. В 4 ч. принял Мосолова, а в 6 1/4 ген. Адлерберга. Миша пил чай. Протопопов был у меня на полчаса. Вечером долго занимался.

. . . . . . . . .

Февралем 1917 года закончилось царствование Николая Романова. Императорское окружение ожидала неизвестность. В записях последнего года, 1918-го, многих уже не упомянуто. Но о Нилове бывший император, тогда уже Царскосельский затворник, вспомнил, опосредованно, но вспомнил. Но об этом чуть позже.

Пока же вернемся к 14 августа 1916 года, когда Николай II записал: "Нилов и Воейков уехали". В этом случае понятно, - уехали по делам службы.

А часто ли адмирал брал отпуск? Его должность флаг-капитана требовала неотлучного присутствия при особе государя и только с Высочайшего соизволения давался отдых. Но часто ли брал его Константин Дмитриевич Нилов?

Находясь в свите императора с 1905 года и до момента отречения Константин Нилов ни разу не был в отпуске. Более того, за время своей долгой службы отдыхал лишь дважды: май-июль 1883 года и июль-ноябрь 1889-го (!)… Служба службе - рознь. Конечно, паркет дворцовых коридоров более приятен, чем походный бивуак.

А "нюхал ли пороха" бравый офицер?

В его послужном списке в графе "бытность в походах против неприятеля" читаем:

26-го ноября 1876 года прибыл в действующую армию с отрядом Гвардейского экипажа, вступил в Румынию

18 мая 1877 года, прибыл в Мало-де-Жос 28 мая,

7-8 июня участвовал в постановке минных заграждений у острова Мечка на паровом катере "Первенец", под турецким берегом за островом Мечка,

9 и 10 июня прошел на катере "Шутка" под огнем неприятеля в отряде капитана I ранга Новикова вверх по Дунаю до Фламунды,

11 июня близ Фламунды атаковал на катере "Шутка", имея под командою катера "Мина" и "Первенец", турецкую коцематированную лодку - канонирку "Подгорица",

15 и 16 июня находился при проводке понтов от Фламунды до Зимницы на том же катере,

17 июня участвовал при минных заграждениях у Фламунды,

с 20 июня по 24 июля находился под командою капитана I ранга Новикова во Фламунде,

с 24 июля по 4 августа в Камаске ниже РущУка,

с 4 августа по 15 октября у острова Мечка,

с 15 октября 1877 года по 8 февраля 1878 года в д. Паропанах при охране Боатинской переправы, после чего, перейдя Балканы, прибыл в Сан-Стефано и где оставался последнее время.

Ранен и в плену не был. Возвратился из похода в С.Петербург 5 мая 1878 года.

Время, проведенное в войне с 24 мая 1877 года по 19 февраля 1878 года, т.е. со дня прибытия на Дунай, служба на основании приказа по Морскому ведомству 1883 года за № 28 считается вдвое…"


Однако прервемся на время. Выйдем на воздух…

Пять прудов, объединенных некогда в единую гидросистему.Фото Т. А. Третьяковой
Это всё, что осталось ныне от сельца Муранова, усадьбы дворян… Ниловых.
Мурановские пруды.
Пруд 2.jpg

Широки кацкие просторы. Гуляет по ним ветер, перебирая в далях небесных клочковатые облака, играя муравой, пробегая по жнивью, веселясь-забавляясь в листве небольших перелесков…

Вот скользнул ветер по водной глади пруда… одного, второго… пятого. Пять прудов, объединенных некогда в единую гидросистему, в большей степени уже заросшие и окруженные несколькими перелесками. Перелески при пристальном взгляде похожи на куртины одичавшего парка - липы, тополя, обводной вал… Это всё, что осталось ныне от сельца Муранова, усадьбы дворян… Ниловых.

Среди тех же кацких просторов, при бывшей границе Мышкинского уезда, есть село Ковезино, а в нём церковь, некогда красивая с элементами модерна, именуемая ранее Покровской в Кадке. От былой красоты храма осталось немного…

В далёком 1856 году в этой церкви крестили новорожденного дворянского отпрыска и в метрической книге записали, что "… сельца Муранова Флота капитан-лейтенант Дмитрий Иванов Нилов и законная жена его Ольга Афанасьева - у них сын Константин значится рожденным седьмого, крещенным двеннадцатого февраля тысяча восемьсот пятьдесят шестого года. Восприемниками были: сельца Муранова Флота капитан-лейтенант Иван Степанов Нилов и сельца Апраксина Флота капитан-лейтенантша Фаина Степановна Башмакова"…

Новокрещенный малыш барахтался в кружевах, сладко причмокивая после омовения в святой купели, и не подозревал, что когда-то его назовут "морским волком"…

Пожалуй, пришло время полюбопытствовать о кораблях, на которых плавал Константин Дмитриевич Нилов. Обратимся вновь к его послужному списку:

Как ВОСПИТАННИК Морского училища

На фрегате "Пересвет" - в 1872 году

На корвете "Гиляк" - в 1873 году ГАРДЕМАРИНОМ

На батарее "Кремль" - в 1875 году

На яхте "Никса" - в 1876 году

В звании МИЧМАНА

На паровых катерах "Шутка" и "Первенец" (командиром) - в 1877/78 годах

На миноносце "Палица" (командиром) - в конце 1878 года

На императорской яхте "Штандарт" - в 1879 году

На яхте "Никса" - в начале 1880 года

На императорской яхте "Держава" - летом 1880 года

На фрегате "Герцог Эдинбургский" - в конце 1880 года

В чине ЛЕЙТЕНАНТА

На фрегате "Герцог Эдинбургский" - в 1881/82 годах

На императорской яхте "Александрия" - в 1884 году

На миноносцах - в 1885 году

На корвете "Рында" - в 1886-1889 годах

На паровой яхте "Стрельна" (старшим офицером) - в 1890-1891 годах

На паровом катере "Прибой" (заведующим) - в 1890 году

На крейсере "Азия" - в том же, 1890 году

В чине КАПИТАНА 2 РАНГА

На крейсере "Азия" (при особе Его Императорского Высочества Великого князя Алексея Алекчандровича) - в 1892/93 годах

На императорской яхте "Полярная Звезда" (при той же особе) - в 1892/93 годах

На крейсере 1 ранга "Память Меркурия" (при той же особе) - в 1892 году

На броненосце "Екатерина II" - в 1892-93 годах

На паровой яхте Его Императорского Высочества генерал-адмирала Великого Князя Алексея Александровича "Стрела" - старшим офицером в 1892/93 годах, командиром в 1894/95 годах

В чине КАПИТАНА I РАНГА

На яхте его императорского Высочества генерал-адмирала Великого князя Алексея Александровича "Стрела" - в 1896-1899 годах

На крейсере "Светлана" (командиром) - в 1900-1902 годах

В чине КОНТР-АДМИРАЛА

На императорской яхте "Полярная Звезда" (в должности флаг-капитана) - в 1905, 1907 годах

На императорской яхте "Штандарт" (в должности флаг-капитана) - в 1906/07 годах

В чине ВИЦЕ-АДМИРАЛА (в должности флаг-капитана)

На императорской яхте "Александрия" - в 1908-1911 годах

На императорской яхте "Штандарт" - в 1908-1911 годах

В чине АДМИРАЛА

На императорской яхте "Штандарт" - в 1912-1914 годах

На паровом судне "Бурун" - в 1914 году. . . . . . .

Моряка Нилова приветствовали воды рек Дуная, Днепра, Невы, Финского залива, Балтийского и Черного морей. Кстати, за образцовый порядок и отличную распорядительность на яхтах и конвоируемых судах Константину Дмитриевичу Нилову неоднократно выносились Высочайшие благодарности.

Любопытен вопрос: когда же и где государь заприметил бравого моряка? Быть может, в период коронационных торжеств в Москве, где с 5 мая по 1 июня 1896 года Константин Нилов находился как адъютант при особе Его Императорского Высочества Великого князя Алексея Александровича?…

Странно-загадочный Костя Нилов становился героем многих художественных произведений и кинофильмов. Для писателя Валентина Пикуля он был излюбленной фигурой второго плана в его романах, повествующих о времени правления Николая II.

ВАЛЕНТИН ПИКУЛЬ. Роман "Честь имею"

(мысли главного героя) … Я не раз видел царя с фанерной лопатой в руках за очисткой от снега тропинки, ведущей к его "дворцу". Николай II был в черкеске, в черной папахе с красным башлыком и работал усердно, как старательный дворник. Но я заметил мешки под его глазами, дряблое лицо и нездоровый вид, невольно подумав, что его приятель Костя Нилов не только сам пьёт, но не забывает наливать и его величеству… (общий сюжет) … к бутылкам первым подходил царь, по лейб-гвардейской привычке никогда не морщась, выпивал чарку… Напиваться при царе-батюшке позволялось одному лишь его флаг-капитану и адмиралу Косте Нилову, который однажды удивил чересчур откровенным возгласом: "Скоро все будем болтаться на уличных фонарях. Россию ждет такая заваруха, что даже пугачевщина покажется всем нам лишь забавной оффенбаховской опереткой…"

Никто из генералов не реагировал на этот бестактный выпад, Николай II тоже смолчал, хотя в Ставке уже знали, что в Петрограде не всё спокойно…

- Да-а, - призадумались в Ставке,- вот и повеяло долгожданной свободой. Прав был Костя Нилов, говоривший, что скоро фонарей и веревок не хватит. Только не для нас! Не для того мы берегли Россию, чтобы нас вешали…

ВАЛЕНТИН ПИКУЛЬ. Роман "Нечистая сила"

… Командиром "Штандарта" долгое время был свитский контр-адмирал Иван Иванович Чагин… Но рядом с ним на мостике "Штандарта" качался и флаг-капитан царя, контр-адмирал Костя Нилов - забулдыга первого сорта. Трезвым его никогда не видели, но зато не видели и на четвереньках: Нилов умел пить, выдавая своё качание за счет корабельной качки. Этот человек, открывая в буфете "Штандарта" бутылку за бутылкой, сам наливал царю, позволяя себе высказываться откровенно:

- Я-то знаю, что всех нас перевешают, а на каком фонаре - это уже не так важно. По этому случаю, государь, мы выпьем…

…царь намеревался с женой и свитой отплыть пароходом в Чернигов, придворное ведомство распределило каюты для сопровождающих царя, и тут выяснилось, что Столыпина… забыли!

В гневе он позвонил Фредериксу:

- Шеф повара Государя вы не забыли, а премьера… забыли? Я уже не говорю о том, что каждый придворный холуй разъезжает на автомобиле, а я, премьер империи, пижоню на наёмных клячах. Я молчу о том, что вы не дали мне экипаж. А теперь…

- Петр Аркадьевич, - отвечал министр императорского двора, - извините, но для вас места на пароходе не хватило.

- Кто составлял список пассажиров?

- Кажется, Костя Нилов…

Штабс-капитан Есаулов навестил с утра пьяного Нилова.

- По моему, - сказал ему офицер, - один премьер империи стоит того, чтобы высадить с парохода половину свиты.

Бравый алкоголик Нилов спорить не стал:

- Хорошо, я сразу доложу его величеству… - и скоро вышел из царских покоев. - Государь указал, что премьера не надо!…

…Чул, - просиял Манус. - А по средам прошу бывать у меня. Таврическая, дом три-бэ… Бывает у меня и контр-адмирал Костя Нилов - ближайший друг и флаг-капитан нашего обожаемого государя императора.

Он этого обожаемого уже в стельку споил!

Что делать! Морская натура. Без коньяку моря уже не видит… . . . . . . . . .

Да. Увлечение Нилова хмельными напитками отмечало большинство его современников. Один из лидеров белогвардейского движения генерал Краснов в книге "Последние дни Российской империи" писал следующее:

"… Государя не пускают в Царское. Его поезд бродит между Псковом и станцией Дно. Его пугают. С ним Воейков, с ним пьяный адмирал Нилов, компания невеселая…" Начальник канцелярии Министерства Императорского двора Александр Александрович Мосолов вспоминал:

"… Прислуга приносила чай. Стол был заставлен печеньем и фруктами. Алкоголя не было, но флаг-капитан Нилов не мог обходиться без рому или коньяку, и когда он выходил к чаю, лакей подавал ему соответственную бутылку…"

Однако вправе ли наша критика или осуждение флаг-капитана Нилова, не зная истинных причин его пьянства? Была ли это пагубная привычка или следствие тяжелого заболевания и душевной трагедии? Пока вопросов больше, чем ответов. Но на один вопрос ответ имеется. На вопрос, сам собой, невольно напрашивающийся: каким образом Константину Дмитриевичу Нилову, сильно пьющему человеку, удалась столь головокружительная карьера?

Покровительство влиятельных или Светлейших особ. Возможно. Но каким бы фаворитом не был человек, многолетний порок, видимый многим и вызывающий нарекания, в конце концов привел бы к неминуемой развязке. Любому терпению есть предел (история подобное доказала неоднократно). Значит?!

Значит, Константин Нилов обладал немалыми достоинствами как человек и офицер. Николай II недвусмысленно писал в своих дневниках, отрывки из которых приводились выше. Кстати сказать, что из всего окружения царской семьи открыто выступили против Распутина два человека - фрейлина, воспитательница царевен Софья Ивановна Тютчева и флаг-капитан адмирал Константин Дмитриевич Нилов.

Фюлоп-Миллер по этому поводу писал:

"… Из личных адъютантов определенные шаги против Распутина предпринимал лишь грубиян адмирал Нилов, редко бывавший трезвым. Царь, узнав об этом, разгневался. Позднее он ещё раз попытался выступить против Григория, но безрезультатно…" Вряд ли Нилов изменил своё отношение к Распутину. Ведь складывается впечатление, что адмирал был натурой сильной (хоть и пьющий) и мнения своего не изменял. Константин Дмитриевич Нилов до настоящего времени остается, в общем, фигурой непонятной, затененной и мало изученной. Хотя его жизнь при особе императора как бы и ясна, но не так проста, как кажется. О силе и решимости характера адмирала можно судить по случаю со "Штандартом". Но об этом чуть ниже, а пока поразмышляем над одной версией.

Преданность Нилова императору была явна. Не исполнил ли он долг перед патроном до конца?! Не только в момент отречения в Могилеве, но и в уральском заключении, когда предпринималась попытка спасения царских узников на Урале, окончившаяся неудачей. О круге лиц, задействованных в операции освобождения, известно немного. Но двоих участников в ходе наших рассуждений разговор касался. Это Александр Александрович Мосолов и герцог Лейхтенбергский, который в свое время был очень дружен с великим князем Алексеем Александровичем, а при особе его состоял адъютантом и Константин Нилов. Не пригодилось ли прежнее знакомство в 1918 году?… . . . . . .

Однако, вернемся к роману Валентина Пикуля "Нечистая сила", где он упоминает некоего Мануса.

Манус - фигура историческая, одиозная, нашумевшая в тогдашнем Петрограде, и немало. Он был петроградским 1-ой гильдии купцом, крупным банкиром, дельцом, владетелем большого числа акций Международного коммерческого банка и состоял членом правления и директором ряда промышленных предприятий.

Фюлоп-Миллер пишет:

"… Как и все ловкие финансисты, Манус любил оставаться в тени. Его не интересовало мелкое честолюбие, для него важна была суть. Поэтому он считал необходимым поддерживать своего фаворита Бурдукова, который на средства банкира имел свой салон, устраивал банкеты и поддерживал дружественные отношения с Саблиным и Ниловым… Манус оплачивал вино, которым Бурдуков поил адъютантов…

Политическая сила Бурдукова заключалась в дружбе с любимцами двора - Саблиным и Ниловым. Благодаря этим двум господам он мог поставлять клиентам и гостям своего салона свежие и точные сведения из Царского Села. Между ним и его друзьями при дворе все время циркулировали письма и телеграммы, а на его банкетах и гулянках часто появлялся лично "старый морской волк" адмирал Нилов и опорожнял не одну фляжку хорошего вина…

… Бурдуков не делал тайны из своей дружбы с Саблиным и Ниловым." . . .

И вновь присутствует тема пьянства адмирала. А может, излишество в алкоголе было его жизненным грузом, его "дамокловым мечом"?

Интересно знать: "бравый алкоголик Нилов" (как назвал его Валентин Пикуль) поощрялся ли за время службы?

В "Полном послужном списке" Константина Дмитриевича Нилова указано:

Орден Св.Георгия 4 степени - Всемилостивейше награжден 23 июня 1877 года

Светлобронзовая медаль за войну с Турцией в 1877-1878 гг. - награжден 23 июня 1878 года

Румынский железный крест (за переправу русских войск через р.Дунай) - пожалован Его

Высочеством князем Карлом Румынским 30 июля 1879 года

Черногорская золотая медаль "За храбрость" - пожалована Его светлостью князем

Черногорским 18 декабря 1880 года

Орден Св.Анны 3 степени - Всемилостивейше награжден 1 января 1885 года

Мекленбург-Шверинский орден Вендской короны 3 степени - пожалован 20 октября 1886 года

Орден Св.Станислава 2 степени - Всемилостивейше пожалован 1 января 1889 года

Мекленбург-Шверинский орден Крест за военные заслуги - пожалован 15 мая 1889 года

Прусский орден Красного Орла 4 степени - пожалован 24 сентября 1890 года

Кавалерский крест Льва Нидерландского - пожалован Её Величеством Королевой-регентшей Нидерландской 19 января 1891 года

Французский орден Почетного Легиона Кавалерского Креста - пожалован президентом Французской республики 21 фовраля 1892 года

Орден Св.Анны 2 степени - Всемилостивейше награжден 28 марта 1893 года

Мекленбург-Шверинский орден Грифа 3 степени - пожалован 30 августа 1894 года

Прусский орден Красного Орла 2 степени - пожалован 1 июля 1895 года

Серебряная медаль в память царствования Императора Александра III - награжден 21 марта 1896 года

Серебряная медаль в память Священной коронации Их Императорских Величеств - награжден 15 июня 1896 года

Бухарский орден Золотой Звезды 3 класса - высочайше разрешено принять и носить 17 марта 1897 года

Французский орден Почетного Легиона офицерского креста - высочайше разрешено принять и носить 8 сентября 1897 года

Орден Св.Владимира 4 степени - Всемилостивейше пожалован 2 января 1899 года

Сиамский орден Белого Слона со звездой - пожалован королем Сиамским 17 января 1900 года

Персидский орден Льва и Солнца 2 степени - пожалован шахом Персидским 4 октября 1900 года

Мекленбург-Шверинский орден Грифа 2 класса - пожалован 25 июня 1901 года

Датский орден Данеброга Командорского креста 1 класса - пожалован 15 октября 1901 года

Прусский орден Красного Орла 2 степени - пожалован 1 января 1902 года

Французский орден Почетного Легиона Командорского Креста - пожалован 1 января 1902 года

Орден Св.Владимира 3 степени - Всемилостивейше пожалован 2 января 1902 года

Прусский орден Красного Орла 2 степени с бриллиантами - 12 августа 1902 года

Орден Св.Станислава 1 степени - Всемилостивейше пожалован 6 декабря 1904 года

Орден Св.Анны 1 степени - 6 декабря 1906 года

Прусский орден Короны 1 степени - 13 августа 1907 года

Великобританский орден Виктории 2 класса - пожалован королем Великобритании 7 июля 1908 года

Французский орден Почетного Легиона Большого Офицерского креста - 13 октября 1908 года

Шведский орден Меча Большого Креста - 28 июля 1909 года

Прусский орден Красного Орла 1 класса - 5 ноября 1909 года

Датский орден Данеброга 1 класса - 5 ноября 1909 года

Бухарский орден Тадж с алмазами - 5 ноября 1909 года

Орден Св.Владимира 2 степени - Всемилостивейше пожалован 18 апреля 1910 года

Кульмский юбилейный знак в память 200-летия Гвардейского экипажа - 8 мая 1910 года

Знак за полное окончание Морского корпуса - 11 мая 1910 года

Турецкий орден Османие 1 степени - 18 июля 1910 года

Золотой жетон за 5-летнюю беспрерывную службу на императорской яхте "Штандарт" - Всемилостивейше пожалован 11 июля 1911 года

Бухарский орден Искалдер-Солис - Высочайше разрешено принять и носить 13 декабря 1911 года

Гессенский орден Филиппа Великодушного 1 степени с короной - 4 июня 1912 года

Прусский орден Красного Орла с бриллиантами - 9 июня 1912 года

Светлобронзовая медаль в память Отечественной войны 1812 года - 26 августа 1912 года

Золоченый знак в память 200-летия Царского Села - 21 сентября 1912 года Орден Белого Орла - 6 декабря 1912 года

Светлобронзовая медаль в память 300-летия Дома Романовых - 21 февраля 1913 года

Нагрудный знак в память 300-летия царствования Дома Романовых - 21 февраля 1913 года

Светлобронзовая медаль в память Гангутской победы - 28 февраля 1915 года

Орден Св.Александра Невского - Всемилостивейше пожалован 22 марта 1915 года . . . . . . . . .

Но обратимся вновь к дневникам императора, к последней записи, имевшей прямое отношение к адмиралу Нилову, но не называвшей его имени.

В Царском Селе, находясь под охраной, бывший император, а теперь просто гражданин Романов, вспоминал былое. Он писал:

…1917. 29 августа. Вторник Сегодня 10 лет, как мы сели на камень на "Штандарте"… Авария яхты произошла в августе 1907 года.

Этот случай Валентин Пикуль в романе "Нечистая сила" описывает так:

… Был обычный день плавания, и ничто не предвещало беды. Яхта шла под парами в излучинах Финских шхер, когда раздался страшный треск корпуса, причем вся царская фамилия, заодно с компотом и вафлями, вылетела из-за обеденного стола так, что на великих княжнах пузырями раздулись юбки.

- Спасайте наследника престола! - Закричал Николай II.

За посадку "Штандарта" на рифы Чагина судили заодно с Костей Ниловым. Их выручил финский лоцман, доказавший на суде, что риф (острый как иголка) известен только старым рыбакам, а на картах он не отмечен.

Однако в книге Александра Александровича Мосолова "При дворе последнего Российского императора" случай описан более фактурно, с подсознательной экспрессией, хотя, быть может, и менее художественно. Он вспоминал:

Яхта "Штандарт" на мели. Из книги об императорах

… В один прекрасный день в Финляндских шхерах внезапный толчок всполошил весь "Штандарт" в такой момент, когда этого менее всего ожидали. Яхта дала крен. Никто не мог предугадать, чем эта история кончится. Государыня бросилась к детям. Собрала их вокруг себя, всех, кроме цесаревича; мальчика нигде не могли найти. Можно себе представить, какое волнение пережили родители в эту страшную минуту. Наконец, яхта перестала крениться. Моторные лодки окружили её со всех сторон. Царь побежал по палубе, крича, чтобы все искали цесаревича. Прошло немало времени, прежде чем обнаружили его местонахождение. Оказалось, что дядька Деревенько при первом же ударе о скалу взял его на руки и пошел на нос яхты, считая вполне правильно, что с этой части "Штандарта" ему будет легче спасать наследника в случае полной гибели судна.

Паника улеглась, и пассажиры сошли в шлюпки.

Возник вопрос об ответственности за происшедшее. Виноватым, очевидно, мог быть только финн-лоцман, старый морской волк, ведший яхту в момент инцидента. Бросились к картам. Оказалось, - в этом не могло быть ни малейшего сомнения,- что скала, на которую сел "Штандарт", не была никому до сего известна.

В принципе отвечает за безопасность их величеств флаг-капитан. Таковым являлся Константин Нилов - царь и бог на яхте.

После катастрофы поведение Нилова было таковым, что государь счел нужным лично пойти за ним в каюту. Войдя, не постучав, государь увидел, что Нилов рассматривает карту и держит в руке револьвер. Царь поспешил его успокоить, сказал ему, что избежать суда, по закону, невозможно, что суд должен быть во всяком случае созван; но оправдательный приговор является неизбежным, так как все сводится к слепой игре случая. Государь унес револьвер Нилова.

Теперь уже нет в живых ни одного из участников этой драмы. Инцидент с револьвером создал между царем и адмиралом род трогательной дружбы. Эта дружба всегда оставалась загадкой для тех, кто не знал её источника, и удивлялись ей, считая, что царь и адмирал были слишком непохожи друг на друга по характеру, по воспитанию и по общей культурности.

Был орденский кавалер Нилов способен на поступок, несомненно… Стоит ли полностью обыдливать окружение последнего Российского императора, анализируя неизбежность 23-х ступенек Ипатьевского дома?

Ведь в истории нет четко белого или черного. Есть множество полутеней, полутонов. Стендаль определил в ней даже "Красное…", Шекспир философски заметил - "Быть или не быть", а Библейская заповедь гласит - "не судите, да не судимы будете…"


Так какой он - Нилов? Флаг-капитан адмирал Константин Дмитриевич Нилов? Был ли в его сердце кусочек родной мышкинской земли?…

Предисловие и публикация Татьяны Анатольевны ТРЕТЬЯКОВОЙ., г. Углич, УФ ГАЯО.

ИСТОЧНИК:

РГАВМФ (Российский государственный архив Военно-Морского Флота), ф. 432, оп. 5, ед. хр. 5747.

  • ) Все даты даны по старому стилю.


Документальными и литературными исследованиями, а также сбором местного материала о кацкаре К. Нилове, записями воспоминаний жителей Кацкого стана – древней Угличско – Мышкинской территории Ярославского Верхневолжья, занимались кроме директора угличского филиала Госархива Ярославской области Т. А . Третьяковой, краеведы В. А. Гречухин из Мышкина и С. Н. Темняткин из села Мартынова Мышкинского района.

Все трое широко известные и уважаемые краеведы, исследователи с большим стажем, многими опубликованными работами, читать которые – истинное удовольствие. Они написаны виртуозно и увлекательно, а главное, проникновенно. Они побуждают к осмыслению и желанию понять ранее недоступные нам страницы о событиях начала 20-го века в истории России, вдохновляют на поиск новой информации, где каждая крупица, каждый штрих оживляет образы давно ушедших соотечественников.

И опустевшие места, где были усадьбы российских дворян, старосветских помещиков, начинают притягивать к себе следами, еле заметными знаками, которые еще различимы среди одичавшей природы, мест безлюдных, но не забытых по именам. Стихи и статьи, представленные здесь далее, опубликованы в «Кацкой летописи», выпуск №3 (128) – лето 2004 года и на сайте Музея кацкарей села Мартынова Мышкинского района.

«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ»

ЛЕТО 2004 года


«В России скоро будет революции. А нас всех повесят на фонарях!» Адмирал Нилов. ...Забылась, заросла дорога.

Видать, в былое нет пути...

У поселенцев одиноких

Мы спрашивали, как идти.

Дошли. На месте опустелом

От бытия и тени нет,

Неужто жизнь цвела и пела

Здесь чередой прекрасных лет?

Истёрлись, сгладились приметы,

А ведь сияли раньше здесь

И адмиралов эполеты,

И о любви, благая весть...

Исчахли, одичали нивы,

Где изобилие твоё?

Стеной жестокою крапивы

Встаёт глухое забытьё.

Где там, за пологом тумана

Не долетев до наших пор,

И слог французского романа,

И перелив гусарских шпор?

На склоне гаснущего лета

Ужель тогда, ужели здесь

Катилась белая карета

В безвременья глухую весь?

Чащобы. Лес. Трава по пояс.

Батыльник в чахленьком овсе.

Уйдя. Замолкнув. Успокоясь.

Здесь умерли и вся, и все.

И может, здесь, в глуши бездонной,

России сбился, сгибнул путь?

В пяти прудах, глухих и сонных,

Живой воды не зачерпнуть!

Ничто не удоволит глаза.

Всё обратилось в тлен и прах,

И лишь в веках осталась фраза.

Что «всем висеть на фонарях»!

Что всем висеть! И что в России

Черёд настанет судных дней

И под родимым небом синим

Для всех не хватит фонарей.

И гарь родного пепелища

(Её в изгнаньи вспоминать...)

И на родимом на кладбище

Не быть. Не плакать. Не лежать!

Мертво, голо и запустело

Где был здесь сад и где был дом?

И будто вымерли пределы

На много сотен вёрст кругом...

Недвижно, холодно, уныло

Лежит разбитая страна.

И тишь великая застыла...

Горька в России тишина!

И нет надежд! Нет ожиданий.

Куда ты, русский человек?

Вокруг «побед» твоих зиянье,

И близок XXI век.

Владимир Александрович ГРЕЧУХИН.

Мураново, усадьба дворян Ниловых Лето 2000 года.

Мураново и Ниловы: усадьба и помещики

Кацкая летопись. Лето2004. Обложка 4стр. С. Темняткин. Музей кацкарей.

А мы и впрямь нашли Myраново еле-еле и тогда, в 2000-ом году, были безмерно счастливы, что обрели-таки для себя ещё одно место. Сейчас же, пережив трепет узнавания, невольно думаешь: «Господи, ну как же ты грустна, Россия!» В больших населённых людьми, как Мартынове, местах как-то забываешь о том, например, что кацкарей до революции было 22906 человек, а сейчас всего 2020, что каменных церквей в Кацком стане стояло 11-ть, сейчас же служит с грехом пополам одна, что вместо 27-ми школ осталось только 5-ть.

Умом-то обо всём об этом знаешь, но забываешь сердцем там, где теплится хоть какая-то жизнь, где хоть как-то идут дела своей беспрерывной чередой,.. Здесь же, в Муранове, остаёшься один на один ни с чем, с пустотой и порой кажется, что умерло даже время. От старинной блистательной дворянской усадьбы не осталось ничего! Ни-че-го!

А начиналось между тем всё очень давно. Неждан Муранов, первый известный нам хозяин селения, жил ещё в XVI веке — при Иване Грозном! Тогда оно имело и второе название -Йгумново, однако со временем осталось лишь Мурановом — по фамилии владельцев.

«Угличские писцовые книги» 1630 года застают Мураново поделённым на три части: две трети оставались за одним из Мурановых — Глебом Полуэхтовичем (во владении с 1598 года!), треть в 1620 году выкупил у него Семён Захарьевич Терпигорев и оставшуюся треть невем каким образом получил Фёдор Иванович Погожий.

Однако, Мурановы всех переживут — в XVIII веке сельцом владели только они, но попали на каторгу (история длинная и путаная, пока лишь обозначим её), а сельцо перешло к родне — к Ниловым.

«Духовные росписи церкви села Покровского, что в Кадке за 1800 год» застают семейство Ниловых таким:

«Сельца Муранова подпорутчица вдова Федосья Александрова жена Нилова — 65 лет.

Сын ея подпорутчик Степан Николаев — 44 года.

Жена его Анна Михайлова — 40 лет.

Дети их: девица Александра—20 лет, Иван — 13 лет, Михайло — 12 лет.

«Дворовые их люди» — 49 человек! Это много, но не предел: в 1857 году мурановская прислуга насчитывала 86 человек — Ниловы были отнюдь не бедны.

Семейство их в том, 1857-ом, таково:

«Сельца Муранова флота капитан-лейтенант Иван Степанов Нилов — 66 лет.

Жена ево Елисавета Петрова — 63 года.

Дети их: Димитрий — 40 лет, Надежда —27 лет, Степан — 26 лет, Николай — 20 лет, Варвара — 14 лет.

Димитрия жена Ольга Афанасьева — 21 год.

Дети их:

Ольга — 2 года,

Константин — 1 год.»

После революции 1917 года Ниловы теряют своё Myраново (и сами теряются для кацкарей навсегда); опустевшая усадьба сначала переходит к бывшему управляющему имением, а затем национализируется. Говорят, в конце 1920 х годов в ней даже был открыт музей!

Но сгинул и музей, как обыкновенно всё куда-то пропадает в колхозах Никто и не приметил, как за какие-нибудь пятьдесят лет исчезло с лица земли всё, что до этого наживалось веками. Грустна Россия!


Сергей ТЕМНЯТКИН


«КАЦКАЯ ЛЕТОПИСЬ» Лето 2004г

БАРЫНЯ НИЛОВА

(обломок прошлого в Кацком революционном обществе)

Старинное общество Кацкого стана и, в частности, Рождественской волости было разнообразным и многоликим. Кроме крестьян (основного населения) жило много духовенства, предпринимателей; были мещане, ремесленники, люди свободных профессий. (Например, в советском Мышкине до недавних пор не было своего нотариуса, А в дореволюционном Рождествене он всегда был. А временами бывали и два, и обоим хватало работы!)

Кацкое общество было ярким и многоликим, и в этой богатой россыпи встречались и дворяне. Одними из самых видных, родовитых и состоятельных были Ниловы — владельцы родовой усадьбы Мураново (её называли и Мурановка).

Неутомимая в поисках директор Угличского архива Т. А. Третьякова на Кацких чтениях уже рассказывала о том, что одним из последних владельцев Муранова был не кто иной, как всероссийски известный адмирал К. Д. Нилов — близкий друг последнего русского императора Николая II. Константин Дмитриевич родился в Муранове, крестили его в Ковезине, а весьма своеобразная и местами скандальная слава этого кавалера всех высших орденов главных государств Европы и Азии была всероссийской.

Но мой рассказ не о нём, а об его сестре Ольге Дмитриевне Ниловой. Она-то и оказалась последней дворянкой Кацкого края, волей революционных событий надолго задержавшейся здесь и ведущей жизнь одновременно и горькую, и смешную, и печальную, и забавную.

Так случилось, что её славный брат куда-то канул в революционных бурях. У господ Ниловых новая власть отобрала красавицу-усадьбу Козлово на реке Сутке (возле Флоренского), маленькую усадьбу Малое Богородское на реке Ёлде, но какое-то время ещё оставалось Мураново на северо-западной окраине Кацкого стана. Здесь-то, на последнем островке родовой земли, и оказалась старая барыня Ольга Дмитриевна. По одним сведениям, Мураново отобрали именно у неё. По другим (и это косвенно подтверждается архивными документами), она успела продать его — а может, просто отдать — своему бывшему управляющему. Очевидно, никакой выгоды на этом она не обрела, потому что в деньгах и в реальной стоимости вещей она ничего не понимала—её часто обманывали.

Куда же теперь деваться одинокой барыне средь взбаламученной жизни Кацкого общества? И она верно поняла, что надо оказаться в месте и не малолюдном, и не городском. И избрала своим жительствм село Рождествено. В нём она и стала некой местной достопримечательностью.

Её карета, нагруженная пожитками, выкатилась из ворот Муранова, барыня платочком промокнула слезу, и — прощай, родовая усадьба!

А в Рождествене где жить? И она там всё время кочевала по разным крестьянским домам, часто меняя квартиры. То от словесных обид, что ненароком или сознательно чинили ей хозяева, то от тесносты и убогости жилищ. Её переезды были предметом развлечения и насмешек; крестьянские бабы порой говорили, а то и кричали, что «этой заднице нигде ни место — ни местище». А дети с хохотом катили по улице к новой квартире барыни её карету. Оставить её она никак не могла: это была не столько материальная ценность, сколько некий ковчег прежней славы и памяти. Дважды подолгу она жила у моих дедушки и бабушки Ивана Александровича и Евфросиньи Зиновьевны Коркуновых на конце села, у реки, против больницы. Потому в нашей семье долго и оставалась память об этом живом диве, пришедшем из старинной жизни. У нас к ней в целом: относились с незлой иронией и. терпимостью, хотя её привычки были и совсем не в лад крестьянскому укладу. Рассказы о ней были многочисленными, но запомнил я далеко не всё. И вот каким выплывает из прошлого облик барыни, живущей в чуждом ей революционном обществе,


...Барыня привезла с собой три сундука разных вещей, в том числе совершенно бесполезных. Вещи эти постепенно исчезали, неумело обмениваемые на еду. Как либо работать она и не пыталась, посвящая всё свободное время чтению и рассмотрению удивительной новой жизни. Читала много, нередко и вслух, и дарила некоторые книжки «Саньке» — моей будущей матери, будущей учительнице Юрьевской школы Александре Ивановне Корку новой. И часто обращалась к этой бойкой крестьянской девочке с выдержками из книжек своего бесконечного чтения: — Санечка! Александрита! Послушай:

«Когда улягусь я на дно могилы

И покорюсь судьбе,

Одну лишь память славного кутилы

Оставлю в мире я о себе!»

— это Апухтин. Одаренный был поэт, я дарю тебе эту книжку!

Но вмешивался Василий, старший брат Саньки:

— Ольга Дмитриевна! Ведь он, похоже, только пил да гулял! Контрреволюционный элемент!

Да, юный собеседник, прогуляли Россию...

— А для чего же такая негодная книжка нужна?

— Базиль, это тоже культура. Но тебе этого не понять!

...Барыня Нилова была нежадной, нескупой и делать подарки была склонна. Однажды она подарила Саньке красивый карандашик — изящный, позолоченный.

— Ой, Ольга Дмитриевна, какой дорогой!

— Э-э, Санечка, юная Александрииа, он и ещё дороже. Он столько знает, он столько всего написал Ах, какие прелестные тайны!

Но вот о самих тайнах она говорить была не расположена. И даже когда её спросили, что за памятник стоит в парке Муранова, она красиво отговорилась: «Живет легенда в старом парке... О-о, девочка, там была романтическая история роковой любви!» И ничего не добавила.

А тайны хранить было надо. Не дай Бог, власти хорошо вспомнили бы, кто её брат - адмирал и друг царя! И когда речь заходила о нём, барыня недовольно пожимала плечами: «А Костя у нас непутёвый! Что же о нём говорить?! Никак я с ним не зналась!»

Зато охотно и весело говорила с молодежью на любые культурные темы и смешила их экспромтами простых и забавных стихов. Рифмовала она легко и, к полному восторгу молодых, метко, но необидно. По любой просьбе и на любую тему! Это всё герои стишков запоминали или записывали. Вот такой эпизод: парень из Павлова просит что-нибудь сложить про него. И сразу:

— На всю округу пал туман

И дождик сеет тонкий...

Пришёл из Павлова Иван

В калошах и чухонке.

Везде осенняя пора

И ветер разыгрался...

Ивану это не беда,

Он к девушкам собрался!

Он мысль имеет в разуму

О девушках бедовых,

И, чай, полюбится кому

Он в мокроступах новых!

...Барыне было свойственно обряжать в стихи каждое своё действо. А коли она часто меняла места жительства, то и об этом тоже стихотворствовала. Покидая наш дом, в котором она много беседовала с моими будущими дядьями, тогда парнями, она повторяла:

— Парней пока оставим,

Стопы свои направим

За реку к Филимону,

Там будем проживать,

Стараясь всей душою

О них не вспоминать...

Но объехав много квартир, возвратилась она всё-таки к нам. И была этим немало довольна! Коркуновы оказались всех добродушней и терпимей к её порядкам и причудам. И снова были забавные стихи!

В ту зиму, очень суровую, у наших оказалось не очень хорошо с дровами. И надо бы к ним хоть сырых добавлять, а где их взять?

Об этой ситуации барыня с Васей («Базилем») вместе создали вот такое произведение: ,

— На дворе январь стоит,

И беда в окно глядит:

Мало в этом доме дров,

А мороз-то будь здоров!

Как тут барыне прожить?

Как Ивану не тужить?

Стали они с хозяином

На хитрости пускаться,

Как бы в парк Муранова

По дрова пробраться!

Слёзно просит госпожа:

Дайте дров ей два кряжа! И хозяин с нею в лад:

Мёрзнет пролетариат!

Исполком всё разрешил:

усть пилят, что хватит сил

Так мужик и госпожа

Дров добыли два кряжа!

...Старая барыня была большой сластёной. Бедствуя, ничего не имея, порой безо всякого сносного пропитания, она мечтала только о сладком: «Иван, а Иван! Нам бы с тобой ничего не надо, а только фунт Ландрина*!» Ландрин — дешёвые конфетки-подушечки; уж дальше-то этих подушечек мечты старой барыни и не простирались! А продав что-то из своих вещей, она, возвращаясь на квартиру, громко объявляла, что купила не крупы, не хлеба, а... Ландрина! Чай пить будем!

«ЛандринА» (с ударением на последнее «а») — так произносила старая барыня.

Вот такая по-дворянски, по-барски неискоренимо-беззаботная, хлебосольная и яркая натура тихо доживала в Рождествене. Но жизнь-то и в стране, и в Кадке была не беззаботной и не тихой. А потому были в этом сюжете многочисленные отнюдь не безоблачные случаи.

Давайте глянем с другой стороны и ещё раз увидим барыню Ольгу Дмитриевну среди революционного Кацкого общества в другом свете.

...Внешне она была очень колоритна — вся одежда, старая и затасканная, была господской: когда-то богатое длинное платье, салоп, чепец (или шляпка), зонтик, туфли или ботинки на высоких каблуках. Вот такое видение прошлого и шагало по улицам Рождествена! Она устала жить в бедноте, утеснении и беспорядке и перестала следить за собой.

Бельё она никогда не стирала, и когда моя бабушка топила печь, она вдруг властно командовала ей отойти. Бабушка растерянно сторонилась, и барыня кидала в огонь свёрток своей одежды.

Бабушка каждый раз всплескивала руками:

— Ой, Ольга Дмитриевна! Дак оно же хорошее! Ведь только постирать надо бы!

Но барыня отрезала:

— БЫЛО хорошее! А стирать у меня теперь некому!

Перестав следить за собой, она даже не шнуровала бесконечные шнурки своих высоких ботинок. И крестьяне, смеясь, говорили ей:

— Барыня! Тебе, чай, раньше и башмаки-то застёгивали!

Она резко и четко отвечала:

- Да, застегивали. Шнуровали. А вам никто ни шнуровать, ни застегивать никогда не будет!

Письма она писала со старым титулованием, и на конверте, который несла на почту, красовалось: «Санкт-Петербург».

— Нет такого города, — говорили ей.

— Всегда был,—возражала она, — куда же девался?

— Теперь это «Ленинград»!

— Ну поправьте, поправьте по-вашему, по-хамски, поправьте.

— «Княгине Голицыной»! Нет княгинь.

— Как это нет? Всегда княгини были и будут! — ударяла по столу Ольга Дмитриевна.

Поразительно, но письма доходили и даже приходили ответы...

Крестьянские дети, случалось, дразнили барыню. Бежали за ней по селу и кричали:

— Барыня! Эй, барыня!

Она устало и раздраженно откликалась:

— Что вам, мерзавцы?

— А ты больше не будешь барыней!

— А вы всегда останетесь мерзавцами!

И был случай, когда въедливый мужик сказал ей:

Барыня, а вот присудить тебя к расстрелу, так перед нами в своих слезах валялась бы!.

И вдруг усталая от жизни, всё потерявшая одинокая старуха выпрямилась и отрезала:

— А победили бы белые, так ты бы, вымаливая прощение, в чужой бы крови валялся!

И уходила по селу, слыша сзади громкий крик рассерженного мужика:

— Старая контра! Рваная калоша! Недорезанная буржуйка!

Непросто, несмешно проходили те дни...

Но откатывалась в недавнее прошлое гражданская война, ещё дальше отходила революция, и, вроде, стали появляться какие-то приметы государственного и общественного порядка. Хотя многое ещё творилось одновременно: по праздникам гудели многозвенные рождественские колокола и... раздавались революционные песни. И столбовая дворянка громкогласно говорила на площади, ни к кому не обращаясь, а скорей сама себе: «Надоело! Уж на один бы конец. Лучше бы что-то одно осталось. Хоть бы какой-то порядок!».

А порядок постепенно устанавливался. Навек замолкли звонкие рождественские колокола, начались первые классовые репрессии. Но в то же самое время новому государству понадобилось много специалистов по разным предметам — своих-то ещё не подготовили. И чудо из чудес: из Москвы пришло письмецо от отыскавшихся родственников, каких-то племянников, уже работавших в советских учреждениях! Они писали, что гражданку Нилову вызывают к себе в столицу, чтобы определить её на советскую службу как специалиста по языкам.

Об языках была чистая правда: кроме мёртвой латыни барыня прекрасно владела французским, неплохо германским и что-то понимала по-итальянски, Вот, волей Божией, и спасение от тяжких беспорядков жизни, от неизбежности побираться, ходить по миру...

И барыня отправилась в волостной Совет, чтобы получить какую-нибудь справку для беспрепятственного проезда по железной дороге. Там встали в тупик:

- А как же, Ольга Дмитриевна, определить в справке Ваше социальное положение?

- Как?! Столбовая дворянка!

- С ума Вы сошли, Ольга Дмитриевна! Это до первой станции, до первой проверки. А там...

— Что «там»?

- Ну, как с контрреволюционным элементом...

— Так что же мне делать, господа советские работники?!

И, сердясь на непонятливость барыни и смеясь вместе с нею, премудрые сотрудники исполкома выписали мандат на беспрепятственный проезд до столицы... БАТРАЧКЕ Ниловой.

С этой могучей бумагой она и явилась в наш дом и громогласно заявила:

— Иван! Я с тобой поравнялась в правах. И я даже выше тебя!

— Как это?

— А так! Ты - крестьянин, то есть собственник. А я — батрачка, эксплуатируемый элемент, самый истинный пролетарий! Читай!

Читали... Смеялись... А через день был прощальный чай «с Ландрином». Крестьянин отвез свою барыню на станцию Маслово и на перроне в миг отхода они сердечно простились и всплакнули. Ведь сколько всего в этот миг вместилось! Ведь навсегда уезжал последний обломок старой жизни. Прости-прощай...

А потом, через много времени, пришло от неё письмецо. О том, что она работает переводчицей в системе Наркоминдела (министерства иностранных дел по-теперешнему), и жизнь её, кажется, обретает цивилизованные формы.

Вот и всё... А за нашим домом, на гумне, сиротливо оставалась стоять ветхая белая карета, в которой играли крестьянские дети в... барыню Нилову, рождественских крестьян — в жизнь, где причудливо переплетались новое и старое...

Уцелела ли старая барыня в близящемся Великом Терроре, сгинула ли в застенках ВЧК-ОГПУ или бесчисленных лагерях - Бог весть. Но на родной земле маленьким светлячком всё ещё жила память о ней, и этот крохотный «фонарик» я принёс Вам, кацкие краеведы. Пусть сохранится, а то ведь в истории так много потёмок, и огоньки ей очень нужны.

Владимир Александрович ГРЕЧУХИН. г. Мышкин

ОСТАЛИСЬ ЛИШЬ ВОСПОМИНАНИЯ...

Я в деревне Золотухине родилась, а Мураново стояло через холм — и километра не будет. Там барии с барыней жил. Дом я их не помню — не застала, а вот сараи на моей памяти стояли,

А что за сад был — в него изо всех окрестных деревён гулять ходили! Аллеями росли сирень, липы, берёзы. Берёзы — не обхватишь; их в войну спилили: пилили на чурки, кололи и возили топить поезда на станцию Маслово, Дроги, помню, верёвкам окутаем и везём. Все берёзы припилили...

У нас вся жизнь в Муранове была. Ведь и роботали от темна до темна, и хоть на минуточку, а сбегаем!

И купание наше главное было на мурановских прудах. Их пять: Чистой (в нём и купались. Дно глиняное — ходишь что по полу — по стлани; никогда мути не было и не росло ничего), Красной (в нём рыба красная), Барской и пруд Псарня. Пятой пруд был середи Муранова — большой, кругом, тополя, ивы над самою водой склонились. А соловьев-то соловьев! Всё ходили соловьев слушать...

Была в Муранове выгорода: уж такая там трава росла — валы бить негде. Говорили, это барин так устроил. В колхозе, помню, девять пудов в колхоз, а десятой себе, дак мы сёбе-то на выгороде и косили. Уж такая трава росла— диво: до июля скот пасли, а трава к сенокосу всё равно успевала выростать!

В Муранове и школа была, да я её уже не помню.

Говорят, в Муранове бароня одна доживала. Как барев-то разоблачили, она к нам в Золотухино за молоком с собачкой ходила. А хоронили — гроб на ножках сделали. Так и говорили: бароню в гробе на ножках похоронили!

Управляющим у барони был Дмитрий Дмитриевич. А сделали колхоз, дак первым нашим бухгалтером стал — больше грамотных не нашлось...

Зоя Алексеевна СТРУЕВА.

средняя Кадка, д. Балакиреве.

Записано 08.09.1999 г.) С. Темняткин


Как появляются находки краеведа.

Продолжим рассказ о том, и поразмыслим о роли культурных связей в восстановлении затерянных имен и страниц истории своего края и своей страны.

9 апреля 2005г вышло историко-краеведческое приложение к «Угличской газете» под № 4, которое называлось «Углече поле», выходило на 4 страницах, и было первым отдельным краеведческим малым изданием, переросшим потом в красочный солидный журнал. Там была большая статья А. Толкачевой, где рассказывалось о 10 –х юбилейных межрегиональных Кацких краеведческих чтениях, проходивших в селе Ордино Угличского района. Одной строкой было сообщено, что: «Ольга Городецкая поведала о том, как обнаружила имя знаменитого уроженца здешних мест Нилова ни много ни мало – в финском энциклопедическом издании».

Даже не поговорив со мной и не поинтересовавшись подробностями, Толкачева сходу придумала про «финское энциклопедическое издание» и не пожалела газетного места, чтобы ввернуть красное словцо - «ни много ни мало». Это обычный случай невнимания своих местных корифеев прессы к событиям, которые представляют для нас -краеведов большое значение, как ценные находки и знаменательным в смысле не только межрегионального сотрудничества, но и международного.

Поэтому сейчас я поставила задачу, дать больше исторической информации тем, кто каждую крупицу ее ценит, потому, что или сам занимается исследованиями, или увлекается историей хотя бы для развития собственного интеллекта.

Сергей Темняткин – редактор «Кацкой летописи» опубликовал уже более внятно, хотя и коротко, что же я передала и сообщила краеведам для пополнения их «копилки» сведений о кацкаре К. Нилове в заметке «Кацкарь Нилов в финском издании».(«Кацкая летопись» - лето 2005 года). Здесь расскажу подробнее.

В 2003 году мои друзья из Финского города Кеуруу, побратима г. Углича, прислали мне свою книгу «Императоры на отдыхе в Финляндии», только что изданную, но я уже знала давно, что они над этой книгой работают. Такую же книгу получили от них в подарок еще несколько угличан, с которыми эта семья подружилась еще двадцать лет назад.

Книга об императорах. Суперобложка

Тогда, в 1990 году Углич впервые начал налаживать партнерские связи с зарубежными странами под патронажем международного сообщества городов побратимов. Сейчас у нас этих городов – партнеров много. Но первым был финский город Кеуруу.

Мы, в составе председателей депутатских комиссий Угличского Совета, были второй официальной делегацией. Наша задача была закрепить договор о партнерстве наших городов. Мне, как председателю комиссии по культуре и историческому наследию, было интересно наработать связи по своей программе, чтобы развивать дальше содружество. Мы встречались с представителями всех служб муниципалитета, секретарем по культуре, с социальными работниками, редакцией местной газеты. Посетили детский сад, больницу, дом престарелых, школу, техникум, полиграфический комбинат, музей, картинную галерею, две фермы, много общались с местными талантами из народного музыкального ансамбля. Это все в течении пяти дней. И везде нас очень приветливо и тепло принимали. Потом мы несколько лет подряд принимали финнов в Угличе.

К русским в Финляндии относятся очень хорошо. И под этим чувствовались исторические корни. Финский быт сродни нашему северному и средне – русскому во многом: в домашнем хозяйстве, в устройстве жилья, в промыслах и рукоделии, в фольклоре, в общении мягком, лиричном.

Переводчиц у нас было две. Одна русская пожилая уже интеллигентная женщина - Нина, с молоду жившая в Финляндии замужем за финном. Вторая урожденная жительница Кеуруу, но с образованием педагога русского языка – Пяйви Туоми Никула. На ее уроке в школе нас удивило тогда то, что изучение русского языка построено не только на освоение речи, но и фольклорных, народных произведений по обучающим фильмам. Дети ничего не записывают почти, повторяют вслух разговор персонажей на экране. Для русских школ такая техника 20 лет назад была недоступна.

Впоследствии Пяйви часто приезжала в Россию, несколько раз была с мужем и даже однажды с детьми в Угличе. С этой семьей мы дружим уже более двадцати лет, состоим в переписке. У меня много книг о Финляндии, изданных при участии ее мужа. Правда, был перерыв в нашем общении за последние года три, но сейчас я получила от нее еще одно интересное сообщение, касающееся нашей общей истории.

Книга, которую они с мужем, журналистом, писателем, издателем (его зовут Йорма или по-нашему Ермолай) выпустили в 2003г на русском языке, называется «Императоры на отдыхе в Финляндии». Она основана на литературе русской и зарубежной, исторической, и художественной, где есть сведения о пребывании в Финляндии на отдыхе нескольких поколений династии Романовых, в их окружении. Использованы в книге документы различных архивов, частных архивов.

Пяйви Туоми – Никула прекрасно знает русскую литературу и классику, и современную, поэтому стиль, в котором написана ее книга очень душевный, как и письма ее к нам. Чисто русские обороты речи и добрая ирония, создают представление о многовековом родстве народов России и Финляндии, о понимании автором характеров персонажей. Понимание главного, что в исторической литературе должна проходить нить, протянутая в настоящее время. Не нарочитая, но убеждающая о главенстве во все времена гуманности над политикой, интригами неравенством положения в отношениях между собой и государств, и монархов, и простых людей.

Государь обходит экипаж яхты "Штандарт", К. Нилов за императором
Книга насыщена фотографиями, многие впервые опубликованы. Главное, что она оставляет такое впечатление, что именно Финляндия была самым лучшим и безопасным местом пребывания российских монархов и их потомства в самую нестабильную эпоху для всей Европы. Там описано много свидетельств того, как финны все от простых рыбаков до правителей городов, были дружественно и доверительно настроены к русским. Много рассказов о частных эпизодах пребывания императорского парусного флота и всяких курьезных случаях, когда проявляли себя моряки императорского флота.

В то время, как в России последнему императору уже прочили конец, Финляндия была единственным подходящим прибежищем для опальной монаршей семьи. А несколько верных императорской семье людей могли бы спасти ее от кровавой расправы в Ипатьевском доме. Известно, что среди таких людей и были двое, чьи корни здесь на Ярославской земле в Угличско - Мышкинском левобережье Волги. Это Иван Седнев,охранник царевен, расстрелянный большевиками в Екатеринбурге. Сын его Дмитрий был нам знаком. Он, бывший строитель нашей ГЭС, приезжал на лето в Углич из Москвы и жил на левом берегу Волги. Рыбачил, встречался и беседовал с педагогами, учащимися, музейными работниками. Я записывала его воспоминания на диктофон и использовала их в своих краеведческих работах. К сожалению, он умер недавно в возрасте около 90 лет.


Император и флагкапитан К. Нилов после случая с посадкой яхты "Штандарт" На мель. Фото из книги об императорах.
А второй наш земляк, Констанин Нилов, любимец императора Николая II –го. И о нем упоминается во многих источниках, но или скудно, или противоречиво, в зависимости от отношения автора к его личности, которая рассматривается в разное время с разных позиций. Но примечательно то, что его имя отмечено почти на каждой странице последних дневников Императора Николая II.
Автографы членов императорской семьи и приближенных. Финляндия. Из книги об императорах
В книге о финских путешествиях императорской семьи, имеются всего несколько штрихов о Нилове: эпизод с посадкой на мель яхты «Штандарт» и последствиями этого, есть уникальная фотография – К. Нилов с императором, и листок с автографами членов царской семьи и приближенных императора, где есть четкий автограф Нилова (слева, внизу). И уже это привлекло интерес моих друзей краеведов, исследователей биографии Нилова, и заставило меня тоже подключиться к теме.

Образ флаг капитана императора, его роль, его характер предстает и домысливается думающим читателем в контексте всех остальных событий времени, окружения и пространства, описанного в книге. Для краеведов Музея Кацкого стана копии страниц книги, где упоминался Нилов, которые я передала С. Темняткину, имели в то время особую ценность. Приближалось сто пятидесятилетие К. Нилова. Его отмечали в 2006 году. Краеведы по крупицам собирали материал о нем.

Что можно представить о человеке, которого весь императорский двор и военный начальственный состав ревновал к императору? Позже писатели художественной исторической литературы, в том числе и В. Пикуль повторяли все, передававшееся из уст в уста людьми из царского окружения неприязненно относившихся к Нилову. Но, в то же время, с оговорками, отмечающими незаурядность этого человека. Он, наш земляк, так и остался загадкой для исследователей.

По прочтении книги, основанной все же на документах более, чем на личном мнении, можно понять, как непросто было всегда искреннему верному в службе человеку, хоть и дворянского, но провинциального происхождения оставаться на своем посту приближенного к семье правителя империи, при этом не потерять доверия и не поддаваться интригам. Оставаться до конца при своем императоре и быть готовым погибнуть вместе с ним. Верные, не предавшие своего Государя люди могли бы спасти царскую семью, если бы те захотели уехать сразу после отречения Николая II-го. О том, почему они остались в России, известно. А вот судьбы людей, которые были готовы спасти Романовых, сложились по-разному. Известно: некоторые успели выехать, кого-то расстреляли большевики, другие перешли на службу к Советам и т.д. А о ком-то сведения противоречивые.

Иван Седнев был отправлен вместе с Романовыми, но отделен от семьи за попытку заступиться за дочерей императора и был расстрелян. А вот Константина Нилова отстранили от царской семьи до отправки ее в ссылку. Наверное, потому, что он представлялся опасным, как возможный устроитель побега. Следы его дальнейшей судьбы теряются. Где-то написано, что его расстреляли в 1919г, где-то констатируется неизвестность его дальнейшей судьбы. Но ведь есть где – то хотя бы косвенная информация о том, что стало с нашим земляком.

Напрашивается предположение, и о том же толкуют историки и краеведы, которые интересуются судьбой Нилова, что побег из под ареста императорской семьи все же готовился, и Нилов, наверное, принимал в том участие.

Я попросила Пяйви накануне 155-летия Нилова, которое состоялось в нынешнем году, посмотреть что-нибудь, из оставшихся после издания книги неопубликованных документов о нем.

И вот недавно они прислали мне текст документа, который извлек Йорма. По-русски он не говорит, кстати, но многое понимает, т.к. часто они с Пяйви вместе путешествовали на своей машине по России, забирались в глубинки, изучали русский фольклор. Мы ездили с ними даже в село Заозерье о чем они написали большую статью в финской газете с фотографиями.

Йорма сразу сообразил, что нас интересует и прислал очень о многом говорящий документ, правда не указал, где он хранится. Но это можно узнать позже. Возможно, есть еще какие-то упоминания о Нилове в финских архивах. А пока я воспроизвожу текст этого документа.

В 1912 году Двор официально взял в аренду у Виролахтинской общины территорию Ватименрохья для своего отдыха. Договор был заключён на имя хорошего друга Государя, Генерала-Адъютанта Нилова.

Подлинный текст договора:

Договор

Тысяча девятьсот двенадцатого года Августа 26 дня мы, нижеподписавшиеся Флаг-Капитан Его Императорского Величества, Генерал-Адъютант Нилов, а также глава Виролахтинской общины Антти Парккола и члены общины заключили нижеследующий договор: я Генерал-Адъютант Нилов, снял у Виролахтинской общины в аренду на десять лет от сего числа, принадлежащую Виролахтинской общине территорию №4 относящуюся к деревне Вилккиля и расположенную на полуострове Хуовар-саари, границы которой являются: начиная от берега моря от земли крестьянина Конста Тилли до канавы, через которую сооружён небольшой мостик, граничащей с землями крестьянина Алексантери Виики и Отто Мантере, а также вверх от моря те ограды, которые отделяют землю общины от угодий, принадлежащих Консту Тилли и Отто Мантере, за плату сто марок в год. На этой земле я, Генерал-Адъютант Нилов, имею право делать какую угодно расчистку и посадку деревьев, а также сооружать какие угодно строения. По истечении десяти лет со дня этого договора, я могу, если захочу, возобновить договор без повышения арендной платы.

При окончании арендного договора, все возведённые мною постройки остаются в моей Адмирала Нилова собственности и я должен или убрать их или передать в собственность Виролахтинской общине.

Спокойнее, чем Финляндия места вокруг России не было в то время. Любимое место отдыха и лечения императорской семьи – Крым был всегда территорией взрывоопасной.

С 1905 года политическая обстановка была крайне накалена в России, проникали недовольства русской монархией и в автономную Финляндию. Случай с выбросом на мель яхты «Штандарт» в сентябре 1907г, когда жизнь наследника Алексея подверглась серьезной опасности, а флаг капитан Нилов чуть было не пустил себе пулю в лоб, и такое же состояние было у командира «Штандарта» И. И. Чагина, описан в о многих произведениях. Есть об этом и у В. Пикуля, и в воспоминаниях приближенных Николая II и в книге «Императоры на отдыхе в Финляндии». Нилов был помилован Государем, тем более, что вины его не было. Мель не была обозначена на карте. Но финская лоцманская служба попала в недоверие. К 1912г российское адмиралтейство взяло полностью под контроль финскую лоцманскую службу. Это вызвало недовольство и уход со службы финских лоцманов. Случаи, порождавшие негативное отношение к великому князю финляндскому, участились. Это, как и вести о всевозможных заговорах, напрягало императора и его окружение.

Царская семья выбрала обычным местом отдыха тихие острова у Виролахти, откуда было близко до Петербурга и при необходимости как вернуться в столицу, так и выехать из нее. С 1910-11 года, как узнаем мы из книги «Императоры на отдыхе в Финляндии» проходит слух, «...что Николай хотел бы купить остров Каво...» «Только десятилетия спустя выяснилось, что покупка острова была скорее, мечтой Николая, и никаких переговоров об этом даже и не велось». На острове устраивались места игр для детей, охотились, устраивали прогулки. Надо полагать, что флаг капитан Нилов был неусыпно при императоре. В Петербурге нарастало революционное движение. В Финляндию тоже проникали слухи о готовящихся покушениях на императора.

1911 год – время отдыха в Финляндии императорской семьи описывается, как период оттепели отношений Николая с его финскими подданными. В книге об императорах много фотографий с сюжетами семейного отдыха, игры, состязания, купания, катания на лодках, танцы на палубе «Штандарта» и др.

Берег у Виролахти, видимо, стал настоящим местом отрешения монаршей семьи от предчувствия надвигающихся страшных событий, о которых Нилов скажет через несколько лет «...нас всех повесят на фонарях». Но этого в книге Пяйви - Туоми Никуля нет. Нет и о документе про аренду участка у Виролахти. Ведь книга эта – первая часть, а вторую часть мне еще не прислали. И о чем там, мне неизвестно. А вот о договоре, об аренде участка на полуострове Хуовар-саари, нам сейчас представлен документ на имя Нилова – доверенного императора от 1912г. и мы можем предположить, почему это произошло.

И кому, как не « хорошему другу» доверил Государь оформить договор аренды территории «для своего отдыха». Не о покупке участка идет речь, а об аренде на имя человека, не являющегося членом семьи монарха. Нилов там имеет право «...делать какую угодно расчистку и посадку деревьев, а также сооружать какие угодно строения».

Не исключено, что этот документ свидетельствует о возможной подготовке территории для некоего обустроенного прибежища императорской семье, связанного с временным пребыванием. На случай, если придется эмигрировать из России, или при возникновении военных конфликтов укрыть детей и женщин семьи от опасности. И, возможно, не сам император такое придумал.

Мы знаем, что впоследствии другие члены семейства Романовых и некоторые их приближенные, кому удалось выжить, спасались от русской революции, выезжая через Финляндию, в том числе и А. Вырубова, неизменно находившаяся возле императрицы, но не разделившая ее судьбу.

Пусть это только наши с Т. Третьяковой предположения. Но мы угличане и мышкинцы и кацкари, в их числе С. Темняткин, склонны считать, что земляк наш был не типичный фаворит и даже не только надежный верноподданный Государя.

Последнего русского императора и кацкаря Нилова связывала долгая и искренняя дружба, что, на наш взгляд, очень показательно. Дело в том, что в современной историографии и литературе Константину Дмитриевичу не повезло: его изображают «вечно пьяным адмиралом Ниловым». Но, думается, это не так. Последний русский царь был человеком религиозным, порядочным, образцовым семьянином и вряд ли стал искать дружбы у беспробудного пьяницы.

Флаг-капитан К. Нилов в центре слева
К. Нилов(слева напротив императора) и Николай II в ялике у "Штандардта". http://www.guardcrew.com

Нам предстоит ещё многое узнать, чтобы окончательно разобраться в этом самом, пожалуй, блистательном и загадочном кацкаре.

Но, ясно, что он был, прежде всего, патриот, понимавший, что подрыв государственных устоев – это путь, ведущий к краху, кровавый и жестокий по отношению к своему народу и влекущий за собой войны на мировом уровне. Что и произошло впоследствии. А было: 1914г 1-я Мировая война, 1917г – отречение императора от власти, Великая Октябрьская революция, 1918г. – расстрел императорской семьи и надолго многие, многие жертвы...

Константин Нилов в отличие от Ивана Седнева, не имел детей, поэтому теряются его следы после 1917г. Был ли он расстрелян в 1919г большевиками? Похоже, что это так. По другим источникам, судьба его неизвестна. Может быть, архивы Финляндии откроют нам что-то еще интересное. Будем ждать вести от наших друзей. Они такие же краеведы – романтики Пяйви и Ермолай (Йорма) Туоми Никула, увлеченные нашей общей историей.

Напоследок, хочется предложить читателю еще несколько фрагментов литературных и докуметальных публикаций, взятых из разных источников, в которых упоминается кацкарь К. Нилов.

Материал подготовила О.А. Городецкая – краевед.

г.Углич. 2011г.

...........

Судьба флаг-капитана императора.

Краткие биографические справки


Нилов Константин Дмитриевич (7.02.1856–?)

Адмирал (25.03.1912). Генерал-адъютант (5.10.1908). Окончил Морское училище (1876). Во время русско-турецкой войны (1877–1878) участвовал в постановке минных заграждении на реке Дунай на катерах "Шутка" и "Первенец", в атаке на турецкую канонерскую лодку "Подгорица", в обороне переправ. Командовал миноноской "Палица" (1878). Адъютант генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Командовал яхтой "Стрела" (1894–1899), крейсером "Светлана" (1899–1902), Практическим отрядом обороны побережья Балтийского моря (1903–1905). Гвардейским экипажем (1.01.1903–21.04.1908). Флаг-капитан императора Николая II (8.10.1905–8.03.1917).

Расстался с Николаем II в Могилеве при отъезде последнего из Ставки (8.03.1917) после отречения. По воспоминаниям генерала Дубенского это произошло так: "... государь стал спускаться по ступенькам на рельсы. До государева поезда было шагов 20–30 и Его величество сейчас же дошел до своего вагона. Тут к нему подошел адмирал Нилов и, схватив руку государя, несколько раз ее поцеловал. Его величество крепко обнял своего флаг-капитана и сказал: "Как жаль, Константин Дмитриевич, что Вас не пускают в Царское со мной..."

Уволен в отставку (24.03.1917). Из аттестации (1903): "... Безупречной нравственности. Хорошие умственные способности. Уравновешенный характер. Хорошо знает береговую службу и службу яхт в море... Сроднился с лучшими традициями флота...".

По воспоминаниям контр-адмирала Бубнова: "...флаг-капитан адмирал Нилов, если и не отличался умом, широтой взглядов и пониманием положения вещей, то, во всяком случае, отличался своим давнишним пристрастием к вину; о нем ходил анекдот, что государь, привыкший видеть его постоянно "навзводе" и, считая это нормальным его состоянием, увидев его раз трезвым, подумал, что он "навеселе"; он, однако, к чести его сказать, был государю "без лести" искренно предан и покинул его не но своей воле, а по принуждению революционных властей...".

Рассказывая о своей службе на императорской яхте "Штандарт", сам Тимирев тоже коснулся в свежих воспоминаниях безусловно колоритной фигуры Нилова: "... Его рыцарская порядочность и большой морской опыт обратили на него внимание государя, и по окончании войны он получил назначение на очень почетный, хотя ответственный и беспокойный пост флаг-капитана Его величества... Понятно, что при свойствах своей натуры Нилов не сделался "настоящим" придворным, а сохранил вполне свою самобытность. Наиболее яркой особенностью его характера была прямота и немного резковатая откровенность в суждениях, которую он не менял и в разговорах с государем.

Эти его качества, в связи с некоторой склонностью к самодурству, столь свойственной старым морякам, создали ему при Дворе репутацию "чудака" – человека, лишенного каких бы то ни было дипломатических способностей. В обществе же, где за последнее время перед войной считалось "гражданским подвигом" чернить все то, что окружало трон, а о нем ходили уже положительные легенды; больше всего было рассказов об его "беспробудном" пьянстве и "спаивании" самого царя..., что же касается Нилова, то ему сильно вредили рассказы старых его товарищей о различных эпизодах из времен их общей молодости – проведенной действительно бурно...".

Нилов был награжден орденом св. Георгия 4-й ст. (24.06.1877).

Подготовка материалов: Александр и Дмитрий Лопарёвы ..................

Николай Саблин. Десять лет на императорской яхте "Штандарт". СПб.: Изд-во "Петроний", 2008. - 484 с.: ил.

В воспоминаниях немало доброжелательных характеристик судового состава "Штандарта", на котором в разные годы плавали опытные, достойные и надежные командиры и офицеры -гордость и краса российского военного флота. Особое место в их ряду занимают портреты командира яхты И.И. Чагина и флаг-капитана императора К.Д. Нилова, пользовавшегося особым расположением царской семьи. Саблин сумел оценить и понять сложную личность Нилова, человека беззатветно преданного государю и государыне, болезненно воспринимавшего любые действия и поступки, вредившие репутации царской семьи, а также его неприязнь к Распутину, возмущение по поводу появления "старца" в Ливадии и Костроме. Описывая события, связанные с Распутиным, и отношение к нему командира яхты в ситуации, когда начиная с 1912 г. "все разговоры сводились к личности Распутина и к его непонятному и обидному влиянию при дворе" (С. 252), Саблин недоумевает: "…какая сила в этом грязном мужике, и как случилось, что никто не мог оградить эту святую семью от совершенно недопустимых нападок и разговоров, от примешивания к ней всяких низких историй". И далее по поводу убийства Распутина: "…понадобились три стихии - огонь, вода и воздух, чтобы уничтожить этого "черта", причину гибели всего русского" (С. 308).

Т.Ф. ПАВЛОВА ...................

Журнал"Отечственные архивы"№1 2010г

1. Окружение Николая II Нилова Марианна Михайловна, урожденная княжна Кочубей, бывшая фрейлина, жена К.Д. Нилова. Нилов Константин Дмитриевич (маленький адмирал), 1856-?, генерал-адъютант, адмирал, флаг-капитан, входил в ближайшее окружение Царя. hrono.info›Биографический справочник›bio_n/nik2all_n.html копия

...................

Валентин Пикуль.Моонзунд

– Думато, Феденька, думато. Но спроси хотя бы Мишу Кедрова, он не дурак, к царю вхож. Он мне сказал, что путь к сердцу монарха – это единственно путь придворной интриги. Ты смотри, Феденька, что получается. Адмирал Нилов, будучи флаг-капитаном императора, два раза царя-батюшку на рифы сажал… со всей фамилией! Так трескал «Штандартом» в банки, что великие княжны кверху пятками из-за стола вылетали вместе с компотом. А… ничего. Потому что Нилов – не мы с тобой: он знает, с кем старку пить!.

Нилов Константин Дмитриевич 1856-1919

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

Нилов Константин Дмитриевич (7.2.1856 - 1919), русский адмирал (25.3.1912), генерал-адъютант (5.10.1908). Из дворян, женат на фрейлине княжне Марине Михайловне Кочубей.

Образование получил в Морском училище. Участник русско-турецкой войны 1877-78, за отличия в которой награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. С 1878 командир миноносца «Палица». В 1890-1903 адъютант генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Одновременно в 1894-99 командовал яхтой «Стрела», в 1899-1901 - крейсером 1-го ранга «Светлана». В 1903-08 командир гвардейского экипажа. Одновременно в 1903-05 командовал практическим отрядом обороны побережья Балтийского моря. 8.10.1905 назначен флаг-капитаном Его Величества (фактически начальником личного оперативного морского отдела императора) и оставался на этом посту до 1917. Одновременно был членом Совета РОПИТ и членом Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования. Один из наиболее приближенных к императору людей, постоянно сопровождал его во всех морских поездках. Во время войны постоянно находился при Николае II. Несмотря на то, что у него испортились отношения с императрицей Александрой Федоровной (из-за его крайне отрицательного отношения к Г.Е. Распутину), Н. до конца сохранял благожелательное отношение Николая II.

После Октябрьской революции остался в России, был арестован и погиб в заключении.

Использован материал из кн.: Залесский К.А. Кто был кто в первой мировой войне. Биографический энциклопедический словарь. М., 2003 редактор Вячеслав Румянцев 09.09.2003


Корабел.ру » Личности » Н » Нилов Константин Дмитриевич:Дата рождения: 1856г.

Адмирал

Российский военно-морской деятель. Адмирал (1912). Флаг-капитан Его Императорского величества (1905). Генерал-адъютант (1908). Родился 7 февраля 1856 г. Закончил Морское училище гардемарином (1875), чин мичмана присвоен в 1876 г. Приписан к Гвардейскому экипажу, в составе которого участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Мичман Нилов принимал непосредственное участие в постановке минных заграждении на Дунае в составе экипажа катеров "Шутка" и "Первенец", в обороне возводимых саперами и моряками-гвардейцами переправ, в атаке на турецкую канонерскую лодку. В 1878 г. принял командование миноноской "Палица". Рано оказался приближенным к членам Императорской фамилии и Двору, стал адъютантом великого князя генерал-адмирала Алексея Александровича. За проявленные в боях мужество и воинское умение награжден орденом Св. Георгия 4-й степени (1877). В последующем служил на Балтийском флоте, командовал яхтой "Стрела" (1894-1899), крейсером 1-го ранга "Светлана" (1899-1903); занимал должность командующего Практическим отрядом обороны побережья Балтийского моря (1903-1905).


В январе 1905 г. назначен командиром Гвардейского экипажа, в октябре император Николай II избрал контр-адмирала К.Д. Нилова своим флаг-капитаном. С апреля 1908 г. вице-адмирал, затем адмирал Нилов, сдав командование Гвардейским экипажем, стал одним из наиболее приближенных к императору лиц, постоянно сопровождал Николая II в поездках по стране и морских прогулках на императорских яхтах.

Во время Первой мировой войны находился вместе с императором в столице, загородных дворцах и Ставке Верховного главнокомандования. Расстался с ним 8 марта 1917 г. в Могилеве при отъезде из Ставки после отречения.

Как лицо придворного звания Нилов был уволен в отставку 24 марта того же года.

Дальнейшая его судьба неизвестна.

Имел многочисленные награды России (около 15 орденов и медалей), европейских стран, Персии, Турции, Бухарского эмирата, в т.ч. и французский орден Почетного легиона.


По данным:www.shiphistory.navy.ru Нилов, Константин Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Константин Дмитриевич Нилов (7 февраля 1856 — 1919) — русский адмирал, приближённый Николая II. Биография

Родился в дворянской семье. Образование получил в Морском училище. Участник русско-турецкой войны 1877—78 годов. Награждён орденом Святого Георгия 4-й степени «В воздаяние за отличие, оказанное при атаке Турецкого монитора, 11-го Июня 1877 года, под Фламундою на реке Дунае». С 1878 года — командир миноносца «Палица». В 1890—1903 годах — адъютант генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Одновременно в 1894—1899 годах командовал яхтой «Стрела», в 1899—1901 годах — крейсером 1-го ранга «Светлана». В 1903—1908 годах командир гвардейского экипажа. Одновременно в 1903—1905 годах командовал практическим отрядом обороны побережья Балтийского моря. 8 октября 1905 года назначен флаг-капитаном Николая II и оставался на этом посту до 1917 года. Одновременно был членом Совета РОПиТ и членом Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования.

Один из наиболее приближенных к императору людей, постоянно сопровождал его во всех морских поездках. Во время войны постоянно находился при Николае II.

Во время февральской революции арестован, находился в заключении в Петропавловской крепости. 24 марта 1917 года уволен в отставку.

После Октябрьской революции остался в России. Расстрелян в 1919 году.


Судьба императорской яхты "Штандарт"

Яхта гвардейского экипажа

Яхта "Штандарт
Любимая яхта императора "Штандарт"после революции несколько раз видоизменялась. Из книги об императорах.

... 1 октября 1893 года на верфи «Бурмейстер и Вайн» в Копенгагене заложили «Штандарт» Николая Второго. Спустя неполных три года яхта встала в строй. Она нисколько не походила на легкую лодочку с мачтой и скромным гротом на ней. Водоизмещение – 5500 тонн, длина – 112 метров, ширина – 15,4 метра, осадка – 6,6 метра. Напоминаю, длина футбольного поля – 90–120 метров.

Две паровые машины мощностью 12 тыс. лошадиных сил развивали скорость до 22 узлов (около 40 км/час). На вооружении яхты находилось восемь орудий небольшого калибра.

Экипаж яхты составлял 357 матросов и 16 офицеров.

«Штандарт» отличался особым комфортом и изумительными ходовыми качествами. Мог он похвалиться, в отличие от «Титаника», и повышенной плавуче стью. Так, в 1907 году яхта с императорской семьей на борту пошла в финские шхеры. Проходя узким проливом, «Штандарт» налетел на подводную скалу. Вода хлынула в пробоину, яхта дала сильный крен. По оценкам самого Николая Второго, хорошего морского специалиста, корабль должен был затонуть минут через 20–25. Пока спускали шлюпки, пока искали трехлетнего цесаревича, которого матрос-нянька Деревенько предусмотрительно отнес на нос яхты как наиболее безопасное место, пока задраивали переборки и включали помпы, выяснилось, что яхта тонуть не собирается. Ее корпус и переборки были рассчитаны и на подобные неприятности.

Потом, при «разборе заплыва», выяснилось, что подводная скала, ставшая причиной аварии, не была отмечена ни на одной лоции этого водного района. Но прежде император отобрал револьвер у контр-адмирала Нилова, посчитавшего происшедшее своей ошибкой. Смыть вину он собирался традиционным для русского офицерства способом – собственной кровью.

Вот что писал о яхте «Штандарт» американец Роберт Мэсс в работе «Николай и Александра»: «Размером с небольшой крейсер, оснащенный паровой машиной, работавшей на угле, он тем не менее был спроектирован как парусное судно. Его огромный бушприт, украшенный золотым вензелем на черном фоне, устремленный вперед, точно выпущенная из лука стрела, как бы продолжал нос клипера. Над палубой возвышались три стройные, покрытые лаком мачты и две белые дымовые трубы. Помещения, предназначенные для царской семьи, были задрапированы ситцем. Помимо судовой церкви и просторных кают для императорской свиты на яхте имелись помещения для офицеров, механиков, котельных машинистов, палубной команды, буфетчиков, лакеев, горничных и целого взвода моряков гвардейского экипажа. Кроме того, на нижних палубах нашлось достаточно места для размещения духового оркестра и балалаечников».

На «Штандарте» русский император совершил последний визит в Британию в 1909 году. На нем же последний раз ходил в Германию в 1912-м. Император Вильгельм не раз намекал «брату Ники», что не прочь получить «Штандарт» в подарок, уж очень хорош и в полтора раза больше его парадной яхты «Гогенцоллерн». Но подарка «брат Вилли» так и не дождался.

Весной 1917 года «Штандарт» оказался в руках революционных моряков Кронштадта, и его превратили в штаб Центробалта. В 1918 году потерявшая гвардейский статус яхта была законсервирована и надолго встала на прикол в Кронштадте.

Следующая встреча с немцами произошла спустя почти 30 лет после визита «Штандарта» с Николаем Вторым на борту в кайзеровскую Германию. Точнее – 23 июня 1941 года.

После 16 лет консервации «Штандарт», уже успевший некоторое время поносить имя «18 марта», был поставлен в доки на переделку. Спустя четыре года на свет божий явился новый минный заградитель Балтийского флота. Под именем «Марти».

Это была отнюдь не последняя реинкарнация великого корабля. В 1948 году «Марти» вновь переименован и переделан. На этот раз он превратился в плавучую казарму «Ока».

Но и это еще не конец. В 50-х годах теперь уже «Ока» становится плавучей мишенью для ракетных стрельб боевых кораблей. И лишь в начале 1960-х годов старика-ветерана, достигшего почти 70-летнего возраста, сдали на слом.

Кто знает, может быть, в бабушкиных корзинках еще прячутся стальные иголки, сохранившие в своих молекулах воспоминания о корабле, из которого они сделаны. О корабле, который наследовал традиции петровского флота и получил звание гвардейского дважды.

Другого такого корабля нет и не было в составе военно-морского флота ни одной страны. Как нет сегодня ни одного гвардейского корабля в составе Краснознаменного Балтийского флота. http://www.russkiymir.ru/ru/magazine/042008/?id4=2799&i4=6

Личные инструменты