Киссель, Фёдор Харитонович

Материал из Про Углич

Перейти к: навигация, поиск

Фёдор Харитонович Киссель — имя, знакомое в среде историков и краеведов города Углича, но, к сожалению, незнакомое большинству остальных наших сограждан. Вот как пишет о Ф. Х. Кисселе во вступительной статье к репринтному изданию «Истории города Углича» 1994 года Виктор Иванович Ерохин:

"Фёдор Харитонович Киссель родился в 1808 году в городе Чернигове на древней земле Северской Украины в семье казацкого хорунжего, принадлежавшей к старому роду служилой украинской шляхты. Образование получил в гимназии. В 1833 году был направлен на место "учителя исторических наук" в Угличское уездное училище. Ф.Х.Киссель никогда не поднимался высоко по служебной лестнице. Учительскую деятельность в Угличе начал в скромном чине коллежского секретаря - 13 последнего класса "Табели о рангах" и закончил её коллежским асессором - 11 класса в должности попечителя городских училищ. Кроме истории преподавал и географию. Он был женат на угличанке, имел сына и дочь, состоял прихожанином в церкви Воскресения ( бывший монастырь ). Скончался Ф.Х.Киссель 10 мая 1852 года в возрасте 44 лет. Похоронен на Георгиевском кладбище, которое не сохранилось.

Увлёкшись древностями и историей Углича, со времени своего приезда, он приступил к работе над книгой по истории города, которую завершил в 1841 году.....

Книга "История города Углича" вышла в свет в 1844 году... Эта книга стала одной из первых исторических монографий в России, посвящённых провинциальному городу и первым опытом систематизированного изложения истории Углича.

Литературное и научное наследие Ф.Х.Кисселя не исчерпывается "Историей города Углича".

Вот неполный перечень его трудов:

  1. "Серебряная пуля или уния в Малороссии" - исторический роман.
  2. "Верования Малороссиян" - исследование.
  3. ""Каков должен быть учитель" - стихотворение.
  4. "Записи сновидений в 1846-1848 годов".
  5. "Доказательства, что царевич Димитрий действительно убит в Угличе по наущению Годунова" - статья.
  6. "Раззорение Углича в 1611 году" - статья.
  7. "Значение Истории в отношении влияния ея на нравственность человека".

P.S. Настоящая фамилия Фёдора Харитоновича была Кисель. Год его рождения точно не установлен: или 1808 или 1809.

Воспоминания о Кисселе в «Дневнике» Николая Васильевича Серебренникова:

Фёдор Харитонович Киссель был малоросс, чуть-ли не потомок какого-то украинца-казака, тузившаго жидов и поляков в XVII-м столетии. По крайней мере, известнаго киевскаго воеводу, Адама Кисселя, постоянно называл он своим предком. Детство своё он провёл в Полтавском уезде, на хуторе какого-то образованнаго, повидимому, помещика, который настолько умел развить в нём любовь к учению, что Киссель повторил проделку Ломоносова: тайком от своей матери, которая ни за что не хотела с ним разстаться, побежал он в Полтаву, в гимназию. Мать догнала его где-то в поле, упала от усталости, он поплакал над нею, поцеловал несколько раз, но намерения своего не оставил... Он, действительно, пешком дошёл до Полтавы, поступил в гимназию, окончил там курс, а потом перешёл в Москву, в университет. Здесь он, однако-ж, почему-то пробыл только 3 года и затем появился у нас, в Угличе, в качестве учителя уезднаго училища. Это было, помнится, в 1838-м году, или около того. Здесь он потом женился, обзавёлся детьми, выписал к себе мать, здесь-же и умер он смотрителем в 1852-м году. Фёдор Харитонович Киссель, впоследствии мой учитель, был человек весьма добрый, доверчивый и не глупый. Любил науку, литературу и сам пробовал писать, но как-то неудачно: всё написанное им осталось под спудом, за исключением Истории Углича; она была напечатана в Ярославской губернской типографии в 1844-м году, но, к сожалению, доказала, что автор ея вовсе не был историком. Из ненапечатанных-же его статей мне известно несколько педагогических статей и даже стихотворений, несколько литературных разсказов и целый роман из истории Малороссии, под заглавием: «Иван Золотаринко или серебряная пуля». Но всё это было очень и очень слабо, а потому не могло найти места ни в каком периодическом издании. От себя же Киссель печатать не мог, потому что не имел средств на это; и история Углича была напечатана кое как: на половину в долг. Книга эта была поводом к знакомству моего отца с Погодиным… Но прежде ещё несколько слов о самом Кисселе. Он был, кроме того, и рисовальщиком, и музыкантом, потому что рисовал и водяными красками, и живописал масляными, и играл на флейте и на скрипке, хотя делал всё это весьма посредственно. Природу любил Киссель страстно. С восторгом вспоминал он о вишнёвых садах своей Малороссии, облитых горячим светом тамошняго солнца, о Днепре, но любовался и углицким Рыжечником, и серыми облаками осенняго неба, и даже ручьём, протекающим у нас за огородами, где, в детстве, собирал я пиявочныя раковины, и чёртовы пальцы. Вообще, Киссель имел натуру поэтическую, но был человеком весьма не практичным. Мечта его была – сделаться штатным смотрителем, что-бы избавиться от учительской подёнщины, а достигнув потом этой цели, он не умел управиться с весьма несложным хозяйством училища…. Киссель желал украсить свою историю видом самого Углича. Для этого он однажды целый день просидел на Введенской колокольне, снимая оттуда этот вид. Рисунок вышел не дурён, но вид города оказывался, разумеется не совсем верным, если смотреть просто с берега. По торговым делам отец часто ездил тогда в Москву, Киссель послал туда с ним этот рисунок, что-бы показать его тамошним гравёрам и узнать, сколько будет стоить награвировать его.
Личные инструменты