Разный Углич

Вячеслав Кудрявцев прислал картину и фотографию. Вот что он пишет об этом:

До 1965 года я жил на улице Февральской, дом 5. Это как раз напротив входа в Студенческий городок со стороны Февральской улицы. Рисунок был сделан мной в начале шестидесятых годов из квартиры на втором этаже. Фотоснимок сделан сегодня. Между ними временной промежуток в 50 лет. Точка съёмки немного отличается: левее и ниже, чем на рисунке.

Рисунок:
Февральская улица. Картина

Фотография:
Февральская улица. Фото

11 комментариев

  1. Ольга другая

    Вячеслав, ваш рисунок – открытие! Он удивительно точен технически и просто несказанно трогателен. – Работа опытного художника с поэтической душой. Есть, наверное, много еще у Вас рисунков? Должно быть есть еще и живопись ? Где?! А это вот как раз то, что нужно для выставки – “Портрет дома”! Да и много, много ваших фотографий тоже – работы художника. И снова, в который раз, берет досада на отсутствие в нашем доме – Угличе полноценной постоянной галереи творчества своих домашних талантов. Эпизодических выставок много проходит, да они быстро забываются. В залежах остаются, да так и рассыпаются бесценные коллекции.
    Не получается порадоваться каждому открытию без оттенка грусти и мыслей – а что дальше-то с этим будет… Кто, когда построит в Угличе художественный музей – настоящий, не временно – приспособленный зал? Такой музей, где будет все наше местное искусство всех веков и современность во всех жанрах? Так и хочется воскликнуть: – Эй, начальник!.. Но их так много в культуре и туризме, что никто на свой счет не примет даже. Шибко заняты все добыванием хлеба насущного – беднота – то наша… Больше нет слов… Размечталась – скажете… И будете правы – мечтаю…

    Опубликовано 11 июня 2012 года в 22:14 | Постоянная ссылка
  2. Евгений

    В нашем городе уже давно есть Угличский историко-архитектурный и ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ музей. В музее собрано немало работ всех основных угличских художников – что-то дарят авторы, что-то приобретается. Устраивается очень много выставок, где выставляются многие местные художники, имеющие для этого возможность и желание. Работа ведется очень большая. А все что поступило в музей бережно сберегается в фондах – для настоящего времени и для далеких потомков.

    Опубликовано 11 июня 2012 года в 23:06 | Постоянная ссылка
  3. Ольга другая

    Евгений, вы чего-то не поняли? Или делаете хорошую мину при плохой игре, в детали которой вы вряд ли посвящены? Оставили бы лучше некоторые лживые расуждения вашему научному шефу. Это мы были сто назад далекими потомками. Что осталось – то нам? Я еще тридцать лет назад видела коллекцию серебра и позолоченной утвари, но не в экспозиции, а в большой куче. С тех пор и не видала больше, а и никто не видал. Где ж такое выставишь? В каких помещениях, под какой охраной? И уж совсем никогда не увидим полную коллекцию живописи в постоянной экспозиции – это факт. Про возможность и желание местных художников тоже – песня фальшивая. Нет у музея такой возможности , а у многих художников нет и желания без возможностей. Если нравится вам сидеть в одном здании – сидите, бережно сберегайте. Только, наверное, сберегают-то и не спят спокойно те, кто ответственен за это – они все женщины. Мужчинам – то надобы строить и пахать для грядущих поколений. Может вам и суждено – таки построить отдел 20-го века – для грядущих поколений? А то мы тут – самодельщики все копаемся сами, собираем что-то. Вам же – поспорье, вот уже откуда-то Вы узнали про дом 25 по Октябрьской (сделали бы ссылочку – откуда?). Написали бы и Вы о ваших практических исследованиях, да не чужих трудов ( станете еще академиком, какие ваши годы), а своих экспедиций . Ведь есть, что рассказать-то?
    Не обижайтесь на тетку. Вспомните, как я учила вас с Петей встать на местности, где стояла раньше церковь и поворачиваясь вокруг оси приметить, что тут осталось, представить круг прихожан по строениям, и т. д. Ну, если не помните – все равно, не обижайтесь. Вы многого достигли. А чем больше дано, тем больше и спросится – грядущими поколениями.
    Вот – строений не будет, так вам же и спокойнее будет, а уж когда наше поколение вымрет, так и вовсе придет светлое грядущее. Будет музей картинки на экранах показывать под фанеру. Освоили же аудиоэкскурсии. От тех, кто создал музей останутся(хорошо, если так) только имена. А уж портретов – то нет, кроме одного, к стенке приложенного в вашем кабиненте. Ну, извините!..

    Опубликовано 12 июня 2012 года в 0:38 | Постоянная ссылка
  4. Евгений

    Если мне и обидно, то не за себя, а за несправедливо отрицательное отношение к музею. Не спорю – в 80-е или 90-е годы хорошего в работе было мало, но в 2000-х годах ситуация координально изменилась – новое руководство, обновленный коллектив. Абсолютно все колекции идеально систематизированы, а некоторые хранения авторитетными комиссиями признаны лучшими в области. Так что много воды утекло и время нынешнее вовсе не сопоставимо с тем, что было 15-20 лет назад.
    Я не думаю, что Вы могли видеть кучу серебра и позолоченной утвари – такие вещи никому не показывают, строжайшая отчетность, и они не могли быть в куче. До постройки современной экспозиции в палатах их не видело и большинство работников музея. Даже их не допускали. Основная масса этих вещей, вероятно, не экспонировалась со времен А.К. Гусева-Муравьевского, а теперь они почти все выставлены. Большое достижение.
    Отношения музея с местными художниками очень хорошие – за последние годы сколько десятков выставок было организовано.
    Если музей не может построить новые экспозиции, то лишь из-за недостатка площадей – новые здания откуда появятся, а имеющиеся уже давно освоены.
    Каждый занимается своими исследованиями. Так называемые “самодельщики” – уважаемые исследователи – бесспорно собирают большой материал, но их труды, как и всех прочих исследователей совершенно самостоятельны, не могут с кем-то пересекаться, кем-то ущемляться. Каждый в силу своих увлечений и интересов занят своим делом, а музей тут совершенно непричем. Он же не может выполнять какие-то координирующие функции. Такое бы не понравилось самим исследователям.
    Про дом № 25 конечно я узнал из Ваших работ, но как технически сделать ссылку на Интернет? Это я не особенно знаю. Кроме того речь идет о короткой заметке, а не о серьезной статье. Здесь я думаю более важен не только сам факт, а и возможность общими силами привлечь внимание к ценному дому, который в скором времени скорее всего снесут.

    Опубликовано 12 июня 2012 года в 18:00 | Постоянная ссылка
  5. Ольга другая

    Еагений, похвально ваше патриотическое отношение к музею. Я бы, со своей стороны, вообще тему музея не затрагивала, если бы не было “за державу обидно” и за своих друзей музейщиков, кторых знаю гораздо дольше, чем вы живете на свете. Потому и говорю…
    Но ведь изначально (это вот и есть ваша непонятка) речь пошла именно о разном Угличе, и сама собой напросилась тема разного отношения к нему, а пуще к творческим угличанам, со стороны разных субъектов.
    Вопрос об ограниченности площадей музея возник уже в середине 1980-х и к 2000г было очевидно, что площади не будут расширяться. Никто не хлопотал об этом настойчиво. Кабы не нужда определиться с картинами Симакова, так и не видать и этого филиала. И брать музею чьи-то коллекции некуда. А ведь именно по пути открытия филиалов могло идти расширение экспозиционных площадей. Чтобы сохранить музею еще и статус краеведческого. У нас в ДК в нач. 2000-х ходили по рукам интересные концепции ваших сотрудников об открытии музея в Доме Еврейновых и в доме бывшей публичной библиотеки, были и другие возможности , не буду перечислять. Но ведь это – хлопоты, большие заботы, и т.п. Особенно экзотичен был проект Музея Петуха с куриной кухней. Но, вроде бы, его еще не забросили.
    Почему все застряло тогда с расширением? – Некому…
    А ведь именно в 1990-нач. 2000-х гг много чего освобождалось и можно было “прихватить” музею, и все бы были только “за”. Ведь тогда и ВООПиК угличский работал вовсю… Кстати где он сейчас? А сейчас – все схвачено.
    По домам ценным лить слезы нам бесполезно и не конструктивно. Есть законы, есть головы умные, как это использовать, или сносить. Нет воли и смелости у тех, кто выбрал профессию спасателя наследия, тут уж – извините два раза. А ведь толковали же как-то, что необходима официальная комиссия по обследованию освобождающихся исторических зданий на предмет нахождения там документов или т.п… А мародеры быстро все обследуют, никого не спросясь, и сразу жгут. И уж совсем чудны ваши рассуждения, как не пересекаются и не взаимодействуют самодельщики и заняты все своими делами. У меня были документы (заведенные паспорта и анкеты)по всем музеям, перечень с адресами всех краеведов, когда в 2002г распоряжением Главы был учрежден Музейный совет. Мы собирались и взаимодействовали несколько лет подряд. В День музеев встречались с выставками своих материалов. Есть статья в одном из сборников “Музеи Угличского муниципального округа”. Я надеялась, что это продолжится и разовьется – нет. Заглохло не по моей вине. По чьей?.. Вопрос Вам на засыпку. А бумаги ушли в архив.
    Законодательство музейное я тогда изучала, и там есть пунктики, проверьте сами, как должен работать федеральный ( государственный) музей с краеведами и малыми муземи всех форматов. ОН должен изучать и фонды этих “музееподобных” ( определение Ерохина – с верхотуры ученого) образований, должен изучать и частные коллекции (это уже дело совести) для определения, что подлежит квалификации, как ценность особая и для сохранности должно браться в фонды Гос. музея, а что годится для пополнения коллекций в экспозицию Гос. музея. Так как постоянная экспозиция суть -образ -тема-коллекция и т.п. (не мне Вас учить) что это такое. Каждый предмет в ней работает и иногда он может оказаться где-то совсем случайно, не при теме, в сельском или частном музее. Ваши-то делали ли такую разведку? А мне поневоле пришлось изучать, у кого что скомпоновано и, при разорении музея-клуба, передавать – дарить по назначению кому экспонаты, кому документы, книги. Это знают частные музеи и не только в Угличе. А что касается художников и фотографов, так теперь вот Бог послал этот сайт, и здесь можно строить иллюстрированные виртуальные экспозиции. Да. – На свой лад, пока без чьей-то координации (хорошо ли – плохо ли), зато не пропадет на помойке то, что может пригодиться и чего не хватает другим. И Вы не правы в том, что ИХМ – “не может выполнять какие-то координирующие функции. Такое бы не понравилось самим исследователям.” – ОН должен! А мне бы так это понравилось. И я благодарна за ту помощь, которая была у меня от ваших коллег – моих друзей на протяжении 10 лет существования музея-клуба. Да и другие краеведы знают, что работать лучше, когда есть с кем посоветоваться хотя бы. И никто вроде бы от помощи не отказывался и раньше, и сейчас, а про “ущемление” вообще речи не было. Есть только проблемы с этикой. Так кому, как не профессионалам знать в совершенстве правила этики и учить других. Изначально ведь те, кто 120 лет назад создавали музей древностей – будущий УИХиАМ, жили в согласии и сотрудничестве с общественностью, потому им все и удалось, даже колокол вернуть.
    О том, где и когда я видела вышеупомянутые ценности. Да инвентаризацию делали, а меня попросили их взвешивать на аптечных весах. Работали мы несколько дней. Теперь уж дело прошлое, но можно было только сочувствовать хранителям, так много было повреждений, утрат деталей и расхождений с данными давнишних описей. При всем жедании, все это не могло еще тридцать лет пролежать без повреждений. Что там осталось – не знаю, но впечатления у меня остались. А когда советский отдел разбирали, картинную галерею закрывали, а потом еще деревянные ценности перетаскивали с места на место… Да пораспросите ветеранов ваших, сколько ими пережито. А куда пойдут экспонаты после реставрации сейчас? Для чего колоссальный героический труд не наших, кстати, специалистов (своих-то пока один на все)? – В запасники для “далеких потомков”? Ведь не все же, желающие увидеть их, успеют уследить за выставками временными. Оптимизма что-то не получается, при всем старании.
    Но! Перечитайте еще раз, о ком у меня душа болит, кому я больше сочувствую в №1, а Вы -то, со товарищи, вроде бы довольны. Ну и ладно.
    Хоть и интересно может кому-то следить за нашей полемикой, даже может полезно, какие-то выводы делать для себя. Но уж пора закругляться.
    Напишите-ка лучше для сайта об истории фотодела в Угличе, из материалов ваших фондов и фотографии неплохо бы вставить, на страницу “Фотохудожники и фотолюбители в истории Углича” (или как-то иначе назовем). У меня есть кое-что, остальное добавят коллекционеры. Попросим. Работа была по этой теме несколько лет тому назад у вашей сотрудницы (сами знаете) Она может предоставит любезно право здесь разместить. Сделаем коллективную статью сразу на вики, без перетолков в Новостях.

    Опубликовано 12 июня 2012 года в 20:56 | Постоянная ссылка
  6. Анонимно

    В доме слева жил брат моей бабушки

    Опубликовано 28 июня 2012 года в 20:41 | Постоянная ссылка
  7. Светлана

    “Не спорю – в 80-е или 90-е годы хорошего в работе было мало, но в 2000-х годах ситуация координально изменилась – новое руководство, обновленный коллектив”.
    Евгений, “координальный” Вы наш, я позволю себе довести эту Вашу “авторитетную” формулировку до сотрудников, которые в эти самые “мало хорошие” годы читали лекции и делали выставки, собиравшие много зрителей, писали статьи, – некоторые горожане собирали их в свои домашние архивы. Ездили в экспедиции и таскали пешком (автобус не всюду проходил) экспонаты из брошенных сел.

    Опубликовано 06 июля 2012 года в 13:18 | Постоянная ссылка
  8. Ольга другая

    “Если мне и обидно, то не за себя, а за несправедливо отрицательное отношение к музею.” – Это начало той самой фразы Евгения.
    Ну вот, и кстати, в год 120-летия музея, продолжить обсуждение его судьбы, внешне не вызывающей тревоги, а сопоставимо с прошлым, так есть, над чем задуматься, и есть кому на что обидеться. Жаль, что в заочной дискуссии много остается за кадром и фразы “повисают” недопонятые, а непосвященным в тему, и вовсе не к уму.
    Выскажусь, может быть с повторами, ибо здесь уже на разных страницах было мое мнение, но надо кое- что и уточнить. Отрицательно относятся к музею, мне кажется, те, кому вообще на него наплевать (то есть, не будет музея, как музея – и ладно), и таких людей, скорее всего мало.
    Все остальные разграничиваются по своему участию в дискуссии о музее, по мере своего прямого отношения к его жизни, опыта своего участия в ней на протяжении десятилетий, информированности, заинтересованности в дальнейшей судьбе. И тут впору бы сесть за “круглый стол”, да некому этот стол собрать, и незачем, поди, лишний раз “мутить воду”. Впрочем, не знаю, может все решится враз и где-то “на небесах”.
    Хорошо бы дожить и посмотреть.
    А что выдели мы, поколение середины 20-го века. Видели краеведческий отдел музея с историей становления Советской власти в Угличе (самое впечатляющее в экспозиции, для меня, было: трактор в соборе, снопы настоящие, буденовки, шинели и т.п. Но впечатление жизненной правды времени было, как сейчас впечатляют фотографии из коллекции В. Кудрявцева своей искренностью лиц людей на них. Картинная галерея в Алексеевской церкви – захотел, пришел, посмотрел угличских живописцев и что там еще из фондов было. Привел гостей своих в любое время…
    И уж, конечно – Дворец и все средневековье!.. Все поэтапно, обозримо, как живые картинки из разных эпох. И, когда появился древнерусский живописный отдел (Бог с ними – со снопами и буденовками), мы открыли еще для себя одно окно в историю Углича. А галерею – потеряли, жаль. Появились, правда, портреты, временные выставки. Как бы вроде и есть замена. Но в музее настоящем должно быть все. Если что-то в одном месте убавили, надо его в другое место добавлять, переставить с места на место, но не уничтожать.
    Вот так, кому за что обидно. А с кого спросить?
    В 1990-е годы наступило время надежд, на полном серьезе говорю, потому, что присутствовала и участвовала в обсуждениях и в практическом освоении помещения Думы, после развала, что оставался там от вечерней школы. Знаю сколько трудился Ерохин над благоустройством всего музейного коммунального хозяйства, как потом котельную осваивали. Немало и Денисову досталось хозработ. При этом музей никогда не закрывался и не сбавлял темпов обслуживания экскурсий, и всей той работы, что упоминает Светлана выше.
    Как же так вышло, что не освоили – таки помещение Думы для экспозиции 20-го века. И не осталось практически ничего от экспозиции краеведения ?
    А когда кремль с его памятниками “просиял” во всей красе (конечно огромными средствами, заради туризма и престижа города), вдруг, оказалось, что большая часть его уж и не музей… То есть музею не принадлежит. Все, конечно забрать еще не под силу, но по факту оглашение – это уже не светское.
    Как будто исторические шедевры и раритеты, ставшие уникальными образцами искусства и культуры, должны быть запущены снова в обиход, а светским историкам и искусствоведам, которые все это сохранили, тут не место? Так что ли, или мне что-то не совсем понятно?
    Не понятно мне и то, почему люди музея (все, кто с ним связан) не пишут и не оглашают историю свою, самих себя, как неотъемлемой части музейного организма. Где можно узнать о них, как мы что-то узнаем о тех, кто создавал музей. Не говорите мне только о книгах написанных несколькими пишушими историками (кстати, их мало, и книг, и пишущих) для такого музея. Книги – библиотека. А визуально в музее, где, хотя бы портреты кадровых музейщиков. А кто из них рассказал о своих предшественниках? Это что-нескромно?. Это – беззаботно, потому, что вот так и не остается ничего сегодня от ушедших вчера. Нет такой традиции, оставлять воспоминания о жизни музея повседневной? Это же – Беда.
    Что еще сказать? Уж если нет у нас памятников людям, так и не будет, потому, что памятники на беспамятстве не растут…
    Вот и думайте, молодые историки, как успевать копать прошлое и фиксировать повседневное, да не упустить еще живых ценных свидетелей. А обижаться не надо. В спорах рождается истина. Да еще – по сторонам надо смотреть внимательней, в ближнем плане и в дальнем.
    А иногда виднее бывет – вообще со стороны.

    Опубликовано 06 июля 2012 года в 15:51 | Постоянная ссылка
  9. Евгений

    Участнику № 7. Не вырывайте фразы из контекста! Любую фразу в отрыве от диалога можно представить в каком угодно смысле. Может быть Вы не заметили, что речь шла о фондовой работе. Как не возразить, если говорят о “кучах позолоченного серебра”. О лекциях и статьях здесь вообще-то не было ни слова. Так что не искажайте смысл! А реально бывшие упущения одним краешком вспомнить вполне можно, тем более, что они уже все устранены. Какая здесь “координальность” – только ответ на критику и стремление показать современный весьма положительный порядок вещей. Еще раз повторюсь – Не вырывайте фразы из контекста и доведите “авторитетную формулировку” в виде целостного диалога, а не одной оторванной о текста фразы.

    Опубликовано 06 июля 2012 года в 16:15 | Постоянная ссылка
  10. Ольга другая

    Евгений, вернитесь же, наконец к началу страницы, где суть – конкретное высказывание озабоченности по поводу судьбы историко-художественных ценностей Углича в разные времена, т.к. Углич был разный. И при сегодняшней продвинутости всего и всея, должно быть не просто -
    “реально бывшие упущения … уже все устранены”, а сам музей также продвинут по части его границ и площадей. Все ведь прибывает, да не все вмещается и работает на нас – потребителей культурного продукта (говоря современнным языком). И пока еще есть в музее сотрудники, чья душа болит за его судьбу, может еще не поздно сделать его полнокровным. А если придет время вседовольности всем тем, что есть и останется после полного “раскулачивания”, точнее может даже “размузеивания” ИХМ?.. Конечно, в новом времени будут работать и новые искусствоведы, и новые хранители, и новые начальники. Вам-то -”кремлевским мечтателям” там будет место, вы так уверены? А “коллекцию серебра и позолоченной утвари, но не в экспозиции, а в большой куче” (цитирую себя, чтобы указать Вам на неэтичную формулировку вашего, даже не выхваченного из контекста, а отсебя, простите, ляпнутого про “кучи позолоченного серебра”), которые вас так впечатлили, приносили в корзине (потому и в куче), т.к. эти вещи просто не было возможности хранить в подобающих условиях в 1970-е гг , как и многое другое, что невозможно было тогда выставить – не в тему было, как не в тему сейчас будет устроить в Богоявленской церкви выставку достижений Советской эпохи. Так что, счастливо Вам вернуться на землю и работать для благодарных “дале-е-ких потомков. А то ведь, с сегодняшних ветеранов музея есть что спросить, они еще много могли бы сделать, дать бы им точку опоры. А что спросить с начинающих? Пока не понятно. Только начали еще пересказывать и переписывать чужие труды. Это ,кончно, тоже труд большой, но это -школа. А на практике?.. Кто первый из новичков построит свое “здание”, тот и получит… (а что – вопрос на засыпку). Опыт-то точно получит. А там уж и спрос начнется.

    Опубликовано 06 июля 2012 года в 19:45 | Постоянная ссылка
  11. Ольга другая

    Хочу вернуться к началу – к рисунку и фотографии В. Кудрявцева. Пришлось порыться в своих “закромах”, что остались от сданного в архив, и вот что нашла я в своих записях бесед со старожилами из не вошедшего ни в какие работы.
    Белянцева Руфина Сергеевна, которой в 2003г, когда я записывала ее воспоминания было 75 лет, рассказала, что жила на улице Февральской д.7 напротив ограды и входа в Богоявленский монастырь (южные ворота). Стена была каменная с воротами. Помнит – дет сад был, где спортивный корпус. (В какие годы был дет сад, я не уточнила). Дом у них был деревянный.
    Помнит Р.Ф., как в пятилетнем возрасте с ребятами бегали смотреть церковь в монастыре. Он уже тогда был закрыт (закрыли его окончательно в 1930-м году, позже всех монастырей), монашки выселены. Дети пролезли в пролом в стене и увидели, что церковь открыта, никого нет, зашли туда… (дальше см. “Время собирать камни ” на странице “Богоявленский монастырь” на вики).
    А еще в ее рассказе было то, что не мы не включили в работу о монастыре.
    В одном из деревянных домов на Февральской (у ворот монастыря) квартировали две монашки в чуланчике. У них было много икон. Жили они затворницами. Никто их не трогал, не обижал, даже негласно помогали. Только люди из домов напротив видели и поговаривали, что к сестрам по ночам через забор лазает какой-то монашек. Приходит, видимо, помолиться с сестрами, или поддержать их чем-то, или сам подкормиться? Ведь монахи, скорее всего, те, что оставались на свободе, находились на нелегальном положении, бедствовали, в отличие от монашек, которым сочувствовали. Их укрывали угличане, как родных своих, и даже устраивали на работу. Ведь верующие все же были жители, почти поголовно, прихожане того же монастыря.
    Может как-то по рисунку можно прикинуть, который это был дом, куда монашек ходил к сестрам через забор. Через какой забор? Должно быть с улицы? Где проходила стена?

    И вообще у Богоявленского монастыря более всего тайн, как у самого густонаселенного и богатого в прошлом. Есть еще некоторые интересные истории рассказанные нам угличанами, и все они более похожи на легенды.

    А вот еще интересный пунктик из рассказа другой женщины, о которой тоже есть в нашей работе “Время собирать камни” Там есть рассказ Красавиной, бывшей учительницы 2-й школы. У них на квартире на Первомайской ул. жила монахиня из Богоявленского монастыря Евдокия Михайловна Зимакова 70 лет. Красивая женщина. С детства она жила в приюте до 16 лет, оставшись без родителей. Потом ушла в монастырь. А когда уходила из монастыря (после закрытия), настоятельница подарила ей иконку, которую она хранила до смерти и передала ее семье Красавиной.
    У монахини были книги, фотографии , в том числе – шествие похорон настоятельницы детского приюта у школы №1. Школа помогала престарелым людям. Не та ли это – известная фотография, копия которой есть у некоторых краеведов: процессия от Ильинской церкви по Московской улице. Я эту фотографию нашла позже и не уверена, что она-та самая. Продолжение рассказа о судьбе монахини и ее воспоминаниях см. “Богоявленский монастырь” на вики (в вышеуказанной работе).

    Опубликовано 06 июля 2012 года в 22:05 | Постоянная ссылка