Оригинальная стена Богоявленского монастыря

Вячеслав Кудрявцев любезно поделился с нами коллекцией фотографий оригинальной стены Богоявленского монастыря. Вот два наиболее удачных снимка. Первый — со стороны Ростовской улицы:
Богоявленскій Дѣвичій монастырь

Второй — со стороны Петербургской (9 Января):
Петербургская улица

33 комментария

  1. Adam

    Каждое утро выходя из дому–из моего Пятницкого переулка–в школу, я видел эти величественные синие купола Богоявленского монастыря

    Опубликовано 02 сентября 2011 года в 21:19 | Постоянная ссылка
  2. iskra99

    Когда-то на синих куполах Богоявленского собора были позолоченные звёзды…. Это были “дневные звёзды”…
    ” У каждого человека, наверное, есть один самый любимый и самый счастливый, всю жизнь повторяющийся сон…
    Есть такой сон и у меня: мне снится город детства-Углич…
    … И вот, уже в молодости, в тридцатых годах, тёмное, бедственное жильё времён детства и Гражданской войны – эта келья, этот угол монастырского двора с могучими липами и, главное, ВЫСОКИЙ, БЕЛЫЙ ПЯТИГЛАВЫЙ СОБОР, напротив школы, – всё это стало мне почему-то сниться как место чистейшего, торжествующего, окончательного счастья.
    Мне снилось: я попала в Углич и иду по длинной, широкой улице….., а вдали светится белая громада собора. Мне обязательно нужно дойти до него, я знаю, что когда дойду до собора, до лип, – наступит удивительное мгновение, полное счастье…”.
    Ольга Фёдоровна Берггольц “Дневные звёзды”.

    Ольга Фёдоровна осуществила свою мечту, она дошла до “своего” собора только в 1953 году, когда смогла второй раз побывать в городе детства. Она увидела этот собор, который часто снился ей, на котором когда-то сияли “дневные звёзды”, но собор был уже не тот…

    Опубликовано 07 сентября 2011 года в 20:08 | Постоянная ссылка
  3. Виктор Бородулин

    Вот сколько себя помню, а помню я себя очень давно, купола сего собора были ржаво-облезшие. Голубые они были или во времена “Дневных звезд”, или вот сейчас, относительно недавно, после последней реставрации.
    И еще, ума не приложу, как из Пионерского переулка (быв. Пятницкой улицы) и идя в школу (подозреваю, что в Базовую или Первую) можно было видеть эти купола? Или я не прав?
    Вот что действительно оставалось до конца шестидесятых годов – это росписи в тимпанах закомар. На первом снимке они хорошо видны. Росписи были на металлических листах, в деревянных рамах, но к тому времени четко были видны только позолоченные нимбы. Даже сомневаюсь, можно ли было догадаться о сюжете, изображенном там.

    Опубликовано 08 сентября 2011 года в 21:19 | Постоянная ссылка
  4. ольга другая

    Сейчас, мои дорогие, разберемся. Мне уже казалось, что все угличане, интересующиеся творчеством О. Берггольц начитались о ней и ее книгах “Углич” и “Дневные звезды” в “Углече поле” за 2009г и в 2010г, в газетах, и в “Реал газете” за 18 мая 2011г. Там результаты исследований мест проживания семьи Берггольц в Угличе по документам. Будет скоро выставлена на сайте “Юность, зачарованная революцией”, может больше народу прочитает и кто-то захочет продолжить исследования, поработает с жителями улицы Октябрьской, бывшей Крестовоздвиженской, где вначале жили Берггольц. Здесь на сайте где-то еще есть в одной из тем мои комментарии об О.Берггольц. Уточним здесь про звезды.
    “Главное сооружение монастырского ансмбля – Богоявленский собор. Он считается образцом «неовизантийского» стиля. Строился он с 1843 по 1853 год по проекту знаменитого архитектора К.Тона, автора московского Храма Христа Спасителя. Его огромные купола были золотыми, а в начале 20 – го века голубыми, усеянными 2, 5 тысячами золотых звезд. Сейчас, после реставрации, они голубые”. (Из исследовательской работы со ссылкой на сведения в путеводителях, в т.ч. В.И. Ерохина за 2002г.) О. Бергголь видела собор с голубыми куполами , усыпанными золотыми звездами, в 1918-1921гг. Но образ “дневных звезд” – это из легенды о глубоком колодце, где днем отражаются звезды. Так образ этот и наложился на сон-мечту о Богоявленском соборе, далее стал символическим в ее творчестве. «… я хочу, чтобы душа моя, чтобы книги мои, то есть душа, открытая всем, была бы такой, как тот колодец, который отражает и держит в себе дневные звезды – чьи-то души, жизни и судьбы… нет, точнее души и судьбы моих современников и сограждан.
    Незримые обычным глазом и, значит, как бы не существующие, пусть будут видимы они всем, во всем сиянии своем – через меня, в моей глубине и чистейшем сумраке. Я хочу все время держать их в себе как свой собственный свет и собственную тайну, как свою наивысшую сущность». О.Б. “Дневные звезды”).
    Да, в 1953г собор был “уже не тот”и таким мы его и видели с ржавыми куполами без крестов до конца 20-го века. А в 1920г. – “И вот иду по зеленой мерцающей улице, а вдали тоже мерцает и светится белая громада собора”. (О.Б. “Дневные звезды”). «Синий купол главного храма, очень толстый, звездный и круглый, виднелся в самом конце Крестовоздвиженской». (О.Б. “Углич”)
    А из Пятницкого переулка школьник (см. выше) выходил, должно быть, на ул 9 Января и шел во вторую школу, впереди был собор, как маяк, видный с перекрестков всех улиц центра города.
    Судя по обсуждениям нашим темы стены Богоявленского монастыря, многие из угличан ревностно отнеслись к такой внезапной перемене привычного образа знакомого с детства и ставшего символом города памятника. Жаль, что жизнь епархии закрыта для общественности. Если бы возможно было провести опрос, наверняка люди высказали бы свои пожелания уважаемым хозяевам монастыря не в пользу этой глухой страшной стены. Хотя бы от центра города можно было бы отгородиться чем-то поизящнее, не давящем на психику. Монастырские стены в старину защищали от врагов, укрывали от греховных мирских впечатлений целомудренных сестер. У северной стены была внутренняя галерея по которой переходили в непогоду из одних келейных корпусов через большую территорию в дргуие и в храмы.
    Переселившись в 1920г в кельи монстыря на углу улиц 9 Января и Первомайской, по этой галерее в стене и ходила в школу О. Берггольц. «Там был вековой сумрак… свет проникал сквозь редкие и узкие бойницы со стороны, обращенной во двор… Я пробегала по коридору как ветер, жмурясь и стуча зубами… Я вылетела на двор, где стояла наша школа, задыхаясь. Калиточка хлопнула за мной»( “Углич”). А нам бы хотелось чтобы от нас не прятались, и не отпугивали нас. Может конечно мы и привыкнем, а следующие поколения и вовсе забудут, как при нас было это все. Город будет также отличаться в будущем, как сейчас от отличается от прошлого. Старые строения все равно когда-нибудь развалятся или их снесут. А новодел будет выше этажностью и разномастным. И он заслонит собою все памятники. Охранять-то теперь некому старину.

    Опубликовано 09 сентября 2011 года в 18:07 | Постоянная ссылка
  5. ольга другая

    Прошу прощения за опечатки
    (О. Берггольц видела собор с голубыми куполами , усыпанными золотыми звездами)

    Опубликовано 09 сентября 2011 года в 18:11 | Постоянная ссылка
  6. iskra99

    Можно назвать наш Богоявленский собор “младшим братом” Храма Христа Спасителя в Москве, только там сейчас новодел, а у нас подлинный, намоленный собор.
    Ещё хочется сказать, что наш собор расписывали угличские иконописцы отец и сын Буренины. О них можно прочитать здесь же на сайте в разделе “ВИКИ”.

    Опубликовано 09 сентября 2011 года в 21:54 | Постоянная ссылка
  7. Виктор Бородулин

    Сам в те годы живя на 9-го Января и последовательно учась в Базовой и в Первой школах, не знаю, не припомню, и вряд ли было когда, что бы кто-то, живя в этом районе, учился во Второй.
    Все-таки в те времена территориальный принцип соблюдался не так, как сейчас.
    Исключение делалось для левобережных. Кто нацеливался учиться только на 8 классов – тот и ходил в 6-ую, восьмилетнюю школу, остальные же “допускались” в правобережные школы, как правило, в ту же первую, как самую близкую.

    Опубликовано 09 сентября 2011 года в 22:08 | Постоянная ссылка
  8. ольга другая

    Вот задали задачу! Надо бы автору реплики про Пятницкий переулок дать ответ, когда и с какой точки он видел купола Богоявленского собора, а то мы никак не успокоимся. Может, когда не было многоэтажек на ул 9 января? Ну, это давно!
    Не могу судить, но полемика эта мне напомнила,как настаивал Василий Никандрович Богородский, много лет возглавлявший Угличское отделение ВООПиК, практически до конца жизни, до 90 лет оставаясь деятельным человеком, на ограничении этажности застройки в исторической зоне. Особенно он возражал против строительства даже даухэтажных зданий по Первомайской улице на правой (от площади) стороне, чтобы не закрывался вид на Богоявленский собор и его купола. Эта установка была с 19 века. По правой стороне были частные дома одноэтажные, а левая сторона ниже и там разрешали два этажа. Собор был виден издалека со всех строн города. В конце 20-го века кого это волновало? Сносилось старое строилось новое современное. Но в какой-то мере все же, видимо, прислушались и не возвели многоэтажное здание там, где сейчас пенсионный фонд.
    Да и с реконструкцией торговых рядов тоже, помню, были споры. В 1990г, когда рядки уже разрушали и , казалось, облик площади будет безвозвратно искажен каким – нибудь торговым центром немыслимой архитектуры, А. А. Иванов, первый наш мэр города, спрашивал совет у депутатской комиссии по культуре и историческому наследию. Советовался он , конечно, не только с нами. Его волновало, что будут думать и говорить люди о нем, если будет принято роковое решение об уничтожении исторической постройки. Рядки уже нельзя было спасти, можно было только реконструировать. Мы высказывались за это, иначе лицо города будет искажено.И пусть это обернулось десятилетним долгостроем и, не знаем какими, затратами, но знаем, какими возмущенными репликами народа в адрес властей за неприглядный вид площади в эти годы. Но уже никто не изменял решения о сохранении облика центра Углича. Сейчас торговые ряды на Успенской снимает каждый фотограф, они – один из брэндов Углича, хотя это по-сути памятник памятнику, как и храм Христа Спасителя в Москве.
    Значение общественного мнения велико, если во время и к месту высказано. Жаль, не всегда оно бывает услышано теми , кто обязан с ним считаться. Иногда не закон и здравый смысл побеждает, а выгода сего дня для тех, кто себя считает избранными. Но ведь наступит ли скоро новый потоп, неизвестно, и еще многие поколения будут искать ответы на вопросы, которые мы ищем, рассуждая: – что было до нас, кто, как и почему…?

    Опубликовано 10 сентября 2011 года в 17:18 | Постоянная ссылка
  9. iskra99

    А не вернуться ли нам к фотографиям замечательного нашего русского фотографа Прокудина-Горского и не посмотреть ли на одну его фотографию:http://www.temples.ru/pg/image.php?ID=1276.
    Фото примерно с перекрёстка улиц 9-е января и Академика Опарина. Богоявленский собор как на ладони.

    Опубликовано 12 сентября 2011 года в 22:51 | Постоянная ссылка
  10. iskra99

    Могу предвидеть слова упрёка нашего скептика Виктора Валерьевича, это мол не Пионерский переулок. Но, действительно, бывая не редко в этом переулке, с некоторых точек Богоявленский собор виден и сейчас!

    Опубликовано 12 сентября 2011 года в 22:55 | Постоянная ссылка
  11. iskra99

    Вот эта ссылочка на фотографии Прокудина-Горского из фотоальбомов Вячеслава Николаевича Кудрявцева будет лучше:foto.mail.ru›mail/slakudr/487 .

    Опубликовано 12 сентября 2011 года в 23:03 | Постоянная ссылка
  12. ольга другая

    И все-таки, ребята, мы должны обсуждать главное, на мой взгляд, насколько серьезные последствия имеет для исторического центра нашего города внедрение застройки не просто чуждой, но и пагубной для древнего уникального города, который пока все еще воспринимется таковым. Есть ведь уже полностью искаженные города. Да и в двух столицах наших ситуация с новой застройкой “не влезает в ворота”. Многие фотографии Вячеслава Кудрявцева иллюстририрут, как может быть лучшее врагом хорошего. А сколько еще свидетельств этого у нас? В середине 20-го века город подтопил Волгострой. В конце 20-го века город подразрушали политико-экономические игрища, затеянные в государством, а с наступлением 21-го века – нашествие армии строителей счастья на чужих насчастях. Если это – залог счастливого будущего для наших потомков: “…до основанья, а затем..”, то насладимся тем, что пока осталось в живую перед нашими глазами. Далее, пока живы, будем наслаждаться видами, запечатленными фотографами – подвижниками. А когда весь исторический центр будет застроен разноцветными “кошкиными домами”, наступит, может быть, эпоха уже повального ностальгического глубокопания в старине. Надо же им (будущим) будет что-то дальше курочить и наворачивать – нашим неугомонным дизайнерам. А старина-то русская – “тю-тю”. Ведь вот даже, обратите внимание, на разницу в завершениях на крыльце Воскресенского монастыря и на кубической башенке слева (юго -запад). Вместо старинных шлемиков – псевдоготические или фигзнает какого стиля остроконечные призмочки, как на “Старом городе” и на других пряничных домушках. Сравнит, фото Воскресенского монастыря из коллекции Кудрявцева – Фото@Mail.Ru
    Но, кому какое дело?.. За все уплачено.

    Опубликовано 13 сентября 2011 года в 14:23 | Постоянная ссылка
  13. Светлана

    Может кто сможет ответить, что за церковь видна на заднем плане за Богоявленским монастырем?

    Опубликовано 21 января 2012 года в 18:23 | Постоянная ссылка
  14. Ольга другая

    Светлана, если Вы имеете в виду фотографию здесь №2, где стена Богоявленского монастыря северная, то в конце стены на углу- маленькая церковь во имя иконы Божьей Матери “Достойно есть…” – 4-я церковь монастыря. Ее называли в народе и просто – ц. Достойно есть. Подробнее смотрите на ВИКИ “Богоявленский монастырь”.

    Опубликовано 23 января 2012 года в 18:30 | Постоянная ссылка
  15. Светлана

    Ольга другая, я хотела узнать про церковь на первом фото.

    Опубликовано 25 января 2012 года в 19:20 | Постоянная ссылка
  16. Светлана

    Ольга Другая, позади Феодоровской церкви вдалеке виднеются купола.

    Опубликовано 25 января 2012 года в 19:23 | Постоянная ссылка
  17. Ольга другая

    Светлана, там же церковь царевичв Димитрия “на поле”. Больше никаких церквей не было там. Есть еще картина А. Петрова, как бы копия этой фотографии в цвете, там он сократил расстояние по павому посаду Ростовской улицы, а церковь Димитрия на поле видна четче (но это картина). Посмотрите еще карты 19 века, приложение к путеводителю по церквям Ларова. Все данные о церквях конца 19-го – начала 20-го века в черте города есть на вики. Нет только фотографии и описания подворья Покровского монастыря, которое было на Ростовской улице во дворах, в месте, где примерно сейчас Риком. Купол этой церквушки выглядывает на фотографии Ростовской улицы с площади слева из-за крыш. Если хотите со мной общаться напрямую, сообщите Всеволоду, он нас свяжет. Пришлю Вам фотографии, какие захотите. Буду рада интересному знакомству.

    Опубликовано 25 января 2012 года в 23:42 | Постоянная ссылка
  18. Светлана

    Ольга другая, позволю не согласиться с вами на вашу 12 реплику. Я не считаю, что восстановление стены Богоявленского монастыря будет столь пагубно для древнего города. Первоначально стена существовала и наверно сейчас пришло время её возродить. также как пришло время возрождать православие в Великой России.

    Опубликовано 06 февраля 2012 года в 13:59 | Постоянная ссылка
  19. Всеволод Шорин

    А я позволю себе не согласиться с тем, что стена способствует возрождению православия. Я всегда был убеждён, что православие в первую очередь связано со смирением. В этом смысле монахам нечего делать в людном и суетном городе, им бы строить или возрождать монастырь где-нибудь в глуши. А вот для возвращения людей в лоно церкви городу нужны не монастыри, а храмы, в которые легко войти, которые далеки от возведения стен и охоты за имуществом школ и музеев. Такие поступки совсем не красят РПЦ в глазах горожан.

    Опубликовано 06 февраля 2012 года в 14:05 | Постоянная ссылка
  20. Ольга другая

    К сожалению, полемика о стене Богоявленского монастыря уже не имеет смысла. Стена возведена, подобная той, которая была до разрушения. Дальше – неизвестно. Мы можем только рассуждать, логически сопоставляя с историческими реалиями и сегодняшним днем, заглядывая в будущее. Причем, мы даже не имеем уже никаких прав на общественное мнение. Сейчас, когда у монастырей есть хозяева, уже никто не может вмешаться в их деятельность. Но у людей, не только жителей города, но и приезжих всегда будет право иметь личное мнение, свои впечатления. А впечатления такие разные: когда можно просто смотреть на сооружение и восхищаться возрождением святыни, а когда можно представить, что будет в проходных дворах за этой глухой стеной. Из уважения к православной церкви, которое всегда было присуще угличанам, большинство жителей города просто не решатся высказать свою точку зрения на целесообразность и эстетичность глухой стены в центре современного города с интенсивным движением.
    Но, непонятно, зачем тогда к широкой общественности адресовано обращение о помощи в восстановительных работах в монастыре на сайте http://www.monastyr-bogoyavlenie.ru., один из пунктов – Помогите построить утраченную монастырскую стену, протяженностью около 6 км.

    Помочь расчистить территорию или другие ручные работы провести, это горожанам еще под силу. Но собрать огромные деньги на восстановления 6 км стены ! ? Это уже адресовано к очень богатым, или к местным властям, если они будут заинтересованы…
    Конечно, постепенно найдутся средства и на восстановления храмов, все-таки не 90 лет их разрушали (как там же на сайте написано), а только в период Волгостроя в 1930-е гг разрушили все, что годилось для строительства ГЭС. Храмы этого монастыря не разрушали, а перестали с 1930-г использовать по назначению, что способствовало порче и разрушениям. Но они все же были на охране, как памятники древней архитектуры и туристические объекты. Еще 25 лет назад не было и речи о передаче их православной церкви, но вниманием их не обходили. Именно о хрмах всегда и пеклись активисты ВООПиК, историки, художники, да все, кто понимал их значение. В Угличе, наверное это понимало большинство населения.
    С 1950-х гг, когда появились реставрационные мастерские, в Богоявленском монастыре постоянно проводились реставрационные работы по мере поступления средств, это и спасло памятники. Рядом жили и живут люди, школа тоже благоустраивала территорию. Нельзя сказать, что все было идеально, скорее печально, как и многое по всей России, но все было на виду и это обязывало…
    Глухая стена предполагает или полную изоляцию, или строгий контроль за передвижением по территории посторонних, оборону своего рода, как и в древности, от враждебного, чуждого, опасного. Или это не так?
    Но обещают, что дворы и проходы, даже проезд транспорта, через эту территории будут доступны, ведь там еще проживают люди и работают учреждения. А что тогда будет в закутках проходной территории за 6 км-вой(!) стеной? Ведь все-таки жизнь в монастырских кельях должна быть по уставу. А у нас в каждом дворе, куда заезжают машины и загуливают «отдыхающие»– по вечерам свои «дискотеки». Конечно, и без стены плохо, но ведь в Угличе уже давно решили вопрос ажурных оград, когда и прохода нет, и пригляд есть. Но это личное мнение можно не принимать серьезно. А вот вопрос, почему стену надо ставить раньше, чем храмы обустраивать? Наверно, тоже не нашего ума дело? Я не иронизирую – не до этого. Просто вопросов много, а ответить некому. Ну и Бог с ними – с вопросами? Поживем, увидим. Присоединяюсь к молчаливому большинству. Прошу прощения у матушки Антонины и сестер Богоявленского монастыря, которых я уважаю и понимаю, сколько им еще предстоит труда, обжить самую большую угличскую обитель. Конечно, надо им помгать, но как? Вы, Светлана, что-то уже делаете для взрождения православия, поделитесь.

    Опубликовано 06 февраля 2012 года в 19:42 | Постоянная ссылка
  21. Светлана

    По поводу того, что разрушения не было вы. Ольга, не правы. Колокольня Феодоровской церкви была разрушена.Ну а давать или нет деньги-это личное дело каждого. Кроме того матушка Антонина обращалась с просьбами о пожертвованиях не только на восстановление стены. но на эту самую колокольню.

    Опубликовано 07 февраля 2012 года в 14:47 | Постоянная ссылка
  22. Светлана

    Всеволод. а кто вам сказал Что в монастыри нельзя войти? Ну а имущество школы-я думаю,что советское прошлое мало интересует Русскую церковь. А все остальное принадлежало монастырю.Просто нужно вернуть некогда отобранное. Спасибо за сайт .Предложение-по моему под одним именем можно входить сколь угодно раз- если можно, исправьте ошибку.

    Опубликовано 07 февраля 2012 года в 14:54 | Постоянная ссылка
  23. Ольга другая

    Честное слово, мне не хочется продолжать это обсуждение, потому, что, кажется, высказала мнение о стене. Если хотите про колокольню и все остальное, прочитйте все о Богоявленском монастыре (все источники), мы сделали несколько работ краеведческих 10 лет тому назад, изучив все, что опубликовано было к тому времени и 19-го и 20-го века. Краткая выжимка из всего есть в статьях на вики. О колокольне – посмотрите еще раз видеосюжеты на сайте монастыря и сравните с тем, что описано в повести “Углич” – художественном произведении, а вовсе не документе. Колокольню не взорвали (вблизи других построек взрывов не делали), а разобрали (технология разборки была наработана – это известно), и не после убийства монахини Агриппины (имя – из художественного произведения, документально не подтвержденное) а в середине 1930-х гг. Документальность повести “Углич” нам предстваляется в ощущениях девочки, бывшей свидетельницей событий. А в именах и подробностях описанного допустимы смещения – это литература по памяти , а не по документам. Можно рассказывать это туристам, но не как о фактах, а как о личном воспоминании с указнием автора (обязательно). О школе, кстати, тоже сравните- на сайте и попробуйте угадать откуда этот фрагмент, и автора его (не указанного). А по поводу возвращения отобранного, скажу, что мы (мое поколение) уже пережили эту эйфорию трбования – возвратить… Вопрос не в том, чтобы вернуть, а в том, в какие руки. Большевики тоже возвращали народу то, что народом было создано и присвоено эксплуататорами, а получилось – “…грабь награбленное”, и народу это не досталось.
    К Богоявленскому монастырю(сразу оговорюсь, что бы не было крвотолков) это не относится в сегодняшней его ситуации. Они в очень трудном положении и я, как раз, счувствую им. Справится с такими объемами работ, если их проводить грамотно, нужны годы и армия рабочих, и техники. На разведку грунтов только нужны огромные средства, а грунты у нас – коварные. Посмотрите, походите по центру, изучите гидрологию города, подтопленного плотиной, как ведут себя массивные монолитные постройки центра города, поставленные на недостаточно забутованную почву. Колокольню легче построить, чем грамотную стену в сегодняшних условиях. Я Вам отвечаю на ваши вопросы, как дилетант, а попробуйте поговорить со специалистами, может я и не права (но от специалистов же и узнавала это, изучая историческую застройку). Но, давйте уже не обсуждать стену, здесь на сайте пик этой полемики уже прошел. Лучше расскажите что – нибудь о более насущном, что касается на ваш взгляд большинства угличан. Может
    состоится более конструктивный разговор.

    Опубликовано 07 февраля 2012 года в 16:05 | Постоянная ссылка
  24. Ольга другая

    Извиняюсь за множество опечаток- это обычно здесь бывает, когда печатаешь быстро.

    Опубликовано 07 февраля 2012 года в 16:09 | Постоянная ссылка
  25. Виктор Бородулин

    Никогда не ведитесь на цифры, не оценивая их критично.
    Для сравнения – расстояние от Часового завода по улицам (не по прямой!) до источника минеральных вод на левом берегу – 8 (восемь) километров.
    А представьте, что это будет за “монастырская стена” длинной 6 км? В первом приближении – так ею можно огородить площадь в два квадратных километра.
    ___________
    Сразу вспомнился анекдот: Великая китайская стена – всего лишь жалкое подобие оградки на могиле Церетели.
    ___________
    Так вот: 6 км – это что, опечатка или злонамеренное введение в заблуждение? Что-то странная какая-то “опечатка”, в “свою пользу”.
    Не верю я в такие “опечатки”.

    Опубликовано 08 февраля 2012 года в 16:47 | Постоянная ссылка
  26. Ольга другая

    Я допустила опечатку в пометке “…чтобы не было кривотолков”. А обращение о помощи в восстановительных работах в монастыре на сайте http://www.monastyr-bogoyavlenie.ru., один из пунктов которого – “Помогите построить утраченную монастырскую стену, протяженностью около 6 км.” – это ничья польза, это чья-то двойка по рихметике.

    Опубликовано 08 февраля 2012 года в 20:00 | Постоянная ссылка
  27. Виктор Бородулин

    Конечно же, прежде чем написать свой комментарий, я посмотрел на указанный Вами сайт, и именно чтобы не было кривотолков.
    И цифру “6 км” я взял оттуда.
    Не обольщайтесь – нет там ни у кого двоек по арифметике, уж что – что, а считать эти люди умеют. Особенно – деньги. Нам с Вами еще учиться и учиться так считать.
    Тут как-то с большим удовольствием слушал рассуждения одного батюшки. Он с пламенем в глазах и сталью в голосе поведал всем собравшимся около него о том, что он выяснил, что “до того, как”, к его обители было приписано около пятидесяти десятин земли. Он подал “прошение” в районную администрацию, и, как он с удовольствием заметил, эту землю ему должны передать в аренду аж на пятьдесят лет!
    Но самое главное, что они (ну, еще “тогда”) владели более чем полутора десятками деревень с проживающим в них населением! Одно плохо – большей части этих деревень уже нет.
    Но, как я понял, он будет биться до последнего, чтобы “незаконно, преступным образом отобранное имущество было возвращено настоящему владельцу – РПЦ”
    И ведь добьется, не сомневаюсь, ибо в том театре абсурда, в котором мы живем, возможно все. Готовьтесь, может, скоро весь Углич станет одной большой подмонастырской слободой…
    А по поводу Богоявленского – сколько там монахинь – три, четыре? И они требуют к себе здания двух школ – общеобразовательной и художественной, то есть отнять их у детей?
    Не напомните, что там писал Достоевский по поводу одной слезы на щеке невинного ребенка и счастья всего мира?
    Так ведь даже мира(!), а не отдельно взятого монастыря с отдельно взятыми насельницами!

    Опубликовано 08 февраля 2012 года в 22:09 | Постоянная ссылка
  28. Виктор Бородулин

    На всякий случай, если кто не знает: десятина земли – это чуть более одного гектара (1,0925)

    Опубликовано 08 февраля 2012 года в 22:29 | Постоянная ссылка
  29. Всеволод Шорин

    Светлана, мне очень печально слышать, что «Русскую церковь» не интересует, где будут учиться дети, лишь бы отобрать то, что когда-то кому-то принадлежало. Надеюсь всё же, что это мнение лично Ваше, а не большинства священников.

    Виктор Бородулин очень метко заметил про деревеньки с крестьянами. С такими идеями недолго договориться до возвращения императора, да и Лжедмитрию Третьему самая пора будет объявиться.

    Предложение Ваше я не очень понял. Мне казалось, что на этом сайте практически никто не «входит». Раньше была такая возможность, но мало кто пользовался, а большинство людей она только сбивала с толку. Если Вы хотите, чтобы ваши комментарии не путали с комментариями других светлан, подписывайтесь как-нибудь более уникально. Обычно имени и фамилии, например, достаточно, чтобы ни с кем не путали.

    Опубликовано 09 февраля 2012 года в 13:14 | Постоянная ссылка
  30. Евгений

    Здесь возникла интересная дискуссия об ограде Богоявленского монастыря. Хочется высказать и свое мнение. Меня несколько удивила протяженность ограды в 6 км, приведенная на сайте монастыря. Она непонятна. В XIX веке протяженность ограды официально считалась 378 саженей, т.е. примерно 805 м, хотя по состоянию на кон. ХIX века, думаю, была несколько больше, но едва ли могла превышать километр. Не понимаю, откуда могли взяться 6 км? По Ростовской и Петербургской улицам протяженность была сравнительно небольшой – там по периметру располагались здания, наибольшая протяженность была внутри квартала.
    Мне совершенно непонятна ожесточенность по отношению к недавно возрожденному монастырю – он не предпринимает никаких противозаконных действий, лишь начинает восстанавливать утраченные и приведенные в аварийное состояние старинные здания, которыми по праву гордится Углич. Создается впечатление, что все были довольны, когда монастырь еще недавно пустел и разрушался, поддерживался в порядке лишь с внешней стороны. Красивые фасады Богоявленского собора и Федоровской церкви обманчивы – достаточно войти в храмы или внимательно всмотреться в их структуру, чтобы понять, что они отнюдь не вечны, что еще 10-15 лет запустения, и они начнут рушиться. Несмотря на недавние ремонты, продолжают протекать крыши, внутри срезаны или оборваны некоторые связи, на арках и сводах трещины, гибнут уникальные росписи, внутри в когда-то великолепных зданиях царит полное запустение. Они нуждаются в срочном внимании, а его может дать лишь Русская Православная Церковь – больше никому эти храмы реально не нужны. Остальные могут поддерживать лишь словами или наводить внешний лоск, а полная реставрация возможна только при восстановлении основного назначения храмов, а также при их стабильном использовании. Любое здание должно жить, постоянно поддерживаться и контролироваться. Даже короткое запустение делает здания непригодными для человека, а храмы пустуют уже много десятилетий. Вывести их из состояния запустения – очистить, высушить, обогреть – невероятно сложно. То же самое можно сказать о келейных корпусах. Корпус по ул. Ростовской уже давно именовался трущобами, после расселения здание было основательно разгромлено и теперь в должном порядке остаются только старинные стены и недавно сделанная крыша. Пластиковые рамы прикрывают полную разруху внутри. Я не говорю о затопленных подвалах и разрушающемся фундаменте. В несколько лучшем состоянии находится недавно возвращенный монастырю южный корпус, но он тоже нуждается в серьезном капитальном ремонте. Конечно, в советское время эти здания не разрушали, но ремонтировали много десятилетий назад. До нашего времени в хорошем состоянии поддерживаются только школьные здания и это единственный существенный вклад в сохранение облика монастыря до его возрождения. Остальные здания содержались крайне небрежно, использовались на износ, а храмы реставрировались только снаружи и поддерживались не постоянно, а эпизодически. Здесь очевиден выбор, который должна сделать для себя городская общественность, – либо монастырь возрождается Церковью, постепенно восстанавливаются в прежнем величии его здания и храмы, либо его храмы и келейные корпуса неизбежно гибнут от небрежения спустя несколько десятилетий. Согласитесь, с оборванными связями, протекающими крышами и размытыми фундаментами они не способны простоять долго, а держатся до сих пор только за счет заложенного в них большого запаса прочности, который отнюдь не бесконечен. Всему приходит конец! И, кажется, должно прийти время опомниться и начать восстанавливать. Оно и пришло, но почему-то вызывает столько непонятного негатива.
    Конечно, очень тяжелый вопрос – судьба школьных зданий. Но собирается ли монастырь их отбирать? Были ли со стороны его активные подвижки? Думается, что у монахинь монастыря достаточно других хлопот, заключающихся в восстановлении возвращенных келий и храмов. Их состояние весьма тяжелое. Думается, что монастырь еще очень долго будет не в состоянии освоить многочисленные жилые и учебные здания, находящиеся на территории, а стоит ли задумываться о далеком будущем. Разговоры о передаче учебных зданий были, но власти сообщали, что передаче может состояться только после постройки в Угличе новой школы. Если это произойдет, думаю, ученикам будет приятней и удобней обучаться в современном здании, а не в древних приспособленных под школу и, наверно, довольно ветхих кельях. Когда школу построят, будет справедливо и обоснованно вернуть прежние келейные корпуса монастырю, – ведь он когда-то должен восстановить историческую территорию и обрести здания, которые были построены трудами монахинь и жертвователей для нужд монастыря.
    По поводу ограды монастыря хочется сказать, что ее возрождение обосновано исторически – любой монастырь обязательно должен быть огражден стенами, таков канон, который не нам менять. Так складывалось более тысячелетия, а наш век не мудрее предыдущих. У прошлого тоже стоит учиться и брать лучшее. Если Богоявленский монастырь после переноса на Ростовскую дорогу в 1661 г. и до 1930-х гг. был обнесен стенами, почему при его возрождении их не стоит восстанавливать или придумывать что-то другое? Ажурные ограды мало подходят монастырям, которые должны быть ограждены от мира, хранить святость и покой. Может быть, для поддержания чистоты жизни и защиты от суетности монастырям действительно нужно находиться в густых лесах, но, с другой стороны, монашествующие в городе способны давать нам благой пример, приобщать нас к нашей традиционной культуре, которой жили наши же предки, которые, несомненно, были мудрее и сильнее, чем мы.
    Монахини монастыря уже сейчас планируют оказывать благотворительную помощь и бесплатные медицинские услуги, что станет возможным после приведения в порядок помещений. Они уже сейчас работают с детьми. В этих делах и намерениях трудно увидеть, что-то плохое.
    Сложно понять опасения за состояние огражденной стенами территории. Если монастырь сумеет хотя бы на небольших переданных ему участках создать закрытые пространства, то они будут блистать самым лучшим порядком. Чтобы убедиться в этом, достаточно посетить любой монастырь. Частично благоустроена территория Воскресенского, в Алексеевском великолепный розарий, подобного которому в Угличе не было никогда. А давайте вспомним, какой была территория Алексеевского монастыря до возрождения – ужас разрухи и запустения, захолустная окраина города. Это наши угличкие не богатые и не крупные монастыри. А если мы посетим ростовские Спасо-Яковлевский и Варницкий, переславские Николо-Сольбинский и Никольский. В них почти вся обширная территория представляет собой сплошной цветник с бесчисленными клумбами, плиточными дорожками и фантастическим порядком. Такое можно увидеть лишь в усадьбах “новых русских”, но туда никого не пускают, а здесь неземная красота создается бесконечными трудами монашествующих и целиком открыта людям. Эти монастыри ежедневно посещаются толпами туристов (не только паломников!), для которых территории совершенно открыты и доступны. Монастыри, создавая порядок и поддерживая строгий устав, все же не закрываются от мирских людей, – напротив, всегда для них открыты. Так что беспокоиться за доступ в Богоявленский монастырь и за порядок внутри ограды совершенно не приходится. Напротив, можно видеть, что уже сейчас после открытия монастыря туда направляется гораздо больше туристов, чем прежде. Я думаю, им приятно видеть, что у храмов есть ХОЗЯИН, которого не было после закрытия и разорения монастыря, им приятней осознавать, что храмы открыты для осмотра и имеют надежду на восстановление. Это должно быть приятно и угличанам – наверно уже всем нам надоело смотреть на разруху и показывать ее туристам, а Богоявленский монастырь, стоящий в самом центре города, пребывает именно в таком состоянии. История ХХ века четко доказала, что содержать большинство храмов может только Церковь, что светское общество и учреждения могут сохранить лишь наиболее заметные из них – таковым в Угличе до недавнего времени был лишь комплекс Кремля. Только Церковь может восстановить росписи, иконостасы в храмах Богоявленского монастыря, колокольню Федоровского храма, а, может быть, и многострадальную Николосухопрудскую церковь. С возвращением колоколен, глав обогащается силуэт города, который в ХХ веке потерял целостность, множество живописных силуэтов и доминант. А монастырские ограды украшают линии улиц, подчеркивают целостность архитектурного ансамбля. Важно, что таким облик монастыря задумывался, строился изначально и был очень долгое время, пока не был разрушен в советское время. Здесь я говорю только о реальных фактах, которые основаны на длительных наблюдениях состояния и судьбы архитектурных памятников.

    Опубликовано 10 февраля 2012 года в 0:06 | Постоянная ссылка
  31. Ольга другая

    Евгений, ни на один Ваш веский довод возражений таких же веских нет, и все бы хорошо бы, если бы так и было, в идеале. Но Богоявленский нельзя сравнивать ни с одним из наших, а тем более не наших монастырей. Он был городом в городе со своей инфраструктурой и очень крупными инвесторами и заказчиками дорогостоящей продукции. Это была фабрика рукоделия. За счет этого он и был самодостаточен. Когда и откуда появится такая же армия насельниц огромной территории и начнет жить на самоокупаемости и территорию эту содержать? – не через год – два. И горячая полемика тут не от враждебного отношения к новым хозяевам а от сомнений, с того ли начинается возрождение монастыря. Речь о выселении школы шла на полном серьезе, монастырю школа эта не нужна. Но пока не построят новую и не выселят все окрестное население (в том числе и из нового- новодельного дома, зданий по Первомайской с пенсионным фондом и др. строений, и пока их не передадут монастырю (а это вся его бывшая территория – весь квартал), он не может быть изолирован от светской жизни, и никакой идилии с оазисом там не получится. Это – жизнь. Вспомните, сколько лет и каких усилий стоило создать райский сад в Алексеевском монастыре матушке Миропии, потом матушке Магдалине. И, хотя стена вокруг Алексеевского монастыря не такая грандиозная, ее очень долго не возводили в прежнем объеме, потому, что строили основное – жилые корпуса (да – это прежде для комфорта проживания насельниц, сейчас не средневековье ведь, средств на обустройство келий нужно не меньше, чем обставить квартиру по минимуму.) Потом о храмах. Объемы работ, все это знают, такие громадные, что быстро не получится ни реставрация, ни даже достаточный ремонт. Поэтому, конечно, средства нужны колоссальные. Все это будет долго, если не соскоблить все осыпающиеся росписи уникальные и не забелить – замазать, чтобы службы скорее проводить в полном объеме во всех трех церквях(?). А тут- первая главная забота – здоровенная стена. Вот она-то всех и удивляет. А дальше уже, каждый волен предполагать все, что угодно тем более, что есть прецеденты. Что сделали в Ростове в 1990-е(!) гг с уникальными росписями Тимофея Медведева в Яковлевской церкви? Уничтожили! А что со Спасо- Преображенским собором у нас, с сохранностью росписей? Какая необходимость была 31-го декабря (!) срочно выселять отуда музей? Нет открытости в обсуждениях ситуаций с передачами объектов в другие руки, и это создает непонимание и вполне законное у кого-то возмущение (и не только эта наша угличская болячка). Провоцируют на эти разговоры такие лозунги, как “Возвратить, возродить!” Они очень нас вдохновляли когда-то, когда мы не знали еще, как это разделит общество. Ведь возвратить надо бы тому, у кого отняли, а где они – те. Где те дворяне, у которых разорили усадьбы – тоже надо бы возвратить… Вот что получается. Появились новые капиталисты, совсем даже других фамилий – возвратить именно им все купеческие особнякии ( в том числе и здание мэрии), все торговые точки старого города и т.д. отдать за так сегодняшним купцам, чем они хуже бывших, так же приносят доход в казну. “Возродить” – значит реанимировать еще не разложившийся организм. А если его уже нет в том виде и содержании, то правильнее сказать – родить подобное заново. Родить, и в нескольких поколениях воспитать по старым правилам, в изоляции от нового, перерожденного уже в нескольких поколениях сообщества (от нас с вами), чтобы порчи не было. Вот тогда… А кто нарожает-то и отдаст? Ну разве не сомнительно все, что так красиво в мечтах представляется? Правду знают только те, кто там внутри, за стенами. Попробуйте свободно погулять по территории Алексеевского монастыря, полюбоваться красотой. Уже не получится. Мы попробовали с приезжей из Питера бывшей угличанкой . Детки, прживающие там не пустили нас к кресту Еврейновым, выговорили о “посторонним вход…” и сказали, что нет тут никаких захоронений, уходите и все… Правильно – нечего лезть в чужой монастырь… Мало ли что, эти тетки (то есть мы) начинали первые расчищать эту территорию от грязи и запустения двадцать с лишним лет тому назад и мечтали – вот будет монастырь… Я с ними новыми насельницами, согласна. Надо было просить разрешения у настоятельницы. Кстати, если Богоявленский монастырь найдет такого же опекуна, как Минатом, то может мы и увидим скоро все в желанных красках и порадуемся, даже если нас туда уже не пустят. Нигде в монастырях свободно без присмотра никто не расхаживает и не разъезжает. Это только кажется, даже в многолюдной Троице- Сергиевской лавре. Так и в Богоявленском должно быть. Но, если с этого начать, то надо действительно : стену глухую, охрану (как кстати уже и в Алексеевском), и всех выпроваживать неорганизованных посторонних, быстро и без разговоров… И в первую очередь убрать школы и светское население. А не заключить ли договор о совместном использовании, как построек, так и школ? Нонсенс – да.- Не по монастырскому уставу.
    Вот и получается – где народ?, а где церковь для народа? Что делать? Может большинство населения заставить выйти дружно и начать помогать срочно строить стены, и т.д.? Ну, если уж нас с Вами позовут, может и пойдем, поскольку мы все там давно облазали и изучили. У нас еще есть чисто краеведческий интерес. Да и то… Теперь и история трактуется по другому. И мы там не нужны. А остальным-то угличанам это надо? Ведь большинство все же будет ждать и наблюдать… И это право каждого, как и право высказываться. Вот об этих реалиях и речь, о том, что решить все, сразу и убедительно могут только большие деньги. Но почему, опять таки возвращаемся, сначала – на стену, а не на уникальный интерьер, скажем, Федоровской церкви?.. Правильно подмечено – именно храмам в впервую очередь нужен хозяин. Да, уж лучше все- таки закрыть эту тему. Время все расставит по местам.

    Опубликовано 10 февраля 2012 года в 3:47 | Постоянная ссылка
  32. Евгений

    Ольга Александровна, со всем уважением хотелось бы обратиться к Вам, не вступая в спор, а просто выразить несогласие по некоторым вопросам. В начале я хочу сказать, что Богоявленский монастырь никогда не занимал весь 23 землемерный квартал целиком. По состоянию на кон. ХIX века он полностью владел сторонами по Ростовской и Петербургской улицам, по Вознесенской ему принадлежал участок до середины квартала, где стоит здание Пенсионного фонда. Прежде дотуда доходила стена, но даже при самом благоприятном развитии событий можно не сомневаться, что это здание монастырю никогда не отдадут, да и нужно ли оно монастырю? По Большой Богоявленской улице монастырских владений почти не было – оттуда был лишь проезд к задним воротам. Так что исторически дома по Первомайской и Февральской улицам монастырю никогда не принадлежали. Монастырь занимал немногим более половины квартала. Его задние стены соприкасались с садами и огородами городских обывателей.
    По поводу невозможности изоляции обители от мирской жизни хочется сказать, что наш город не очень шумный. Почти все улицы вокруг монастыря довольно тихие с эпизодически проезжающими машинами и проходящими пешеходами. Даже ул. Ростовская довольно пустынная, так что и в центре города нет активной жизни и суеты.
    По поводу необходимости ограды, почему она восстанавливается в первую очередь. Любой хозяин старается в первую очередь огородить свое владение – только после этого он становится хозяином и может контролировать территорию. В особенности это касается монастырей. Им обязательно нужно поддерживать строгий устав и элементарную безопасность на территории, что невозможно без ограды, когда территория общедоступна и является проходным двором. В Алексеевском монастыре ограду начали строить на довольно раннем этапе жизни обители, и это было очень обосновано, поскольку район, где находится монастырь не очень благополучный и безопасный. Привлекательной для разных асоциальных элементов могла быть как раз территория монастыря – насквозь проходная, своим положением отделенная от прилегающих улиц.
    Мне тоже не вполне нравится, что передвижения по территории Алексеевского монастыря ограничены, что теперь нет возможности полноценно его осматривать, но это скорее исключение из правил. Когда я был Спасо-Яковлевском, Авраамиевом, Троице-Варницком, Борисоглебском, Троице-Даниловом, Никольском, Федоровском, Никитском монастырях, то не видел никаких особенных ограничений и ущемлений свободы. Конечно, есть участки, куда нельзя ходить, но их мало, а так вся территория открыта.
    По поводу Спасо-Преображенского собора. Музей выселили отнюдь не срочно 31 декабря – передача здания осуществлялась с февраля 2009 г. по декабрь 2010г. Этого времени было достаточно, чтобы решить многие вопросы, и они продолжают конструктивно решаться до сих пор. 31 декабря только спокойно и планово передали ключи, а выезд произошел намного раньше. Можно очень сожалеть об утрате больших экспозиционных площадей, но, что делать, если так получилось, во многом в силу случайных обстоятельств, а не целенаправленной политики. Можно сказать, что передача собора для Церкви оказалась почти также невыгодной, как и для музея. Вновь назначенные в 2010 г. священники и благочинный были вынуждены только завершить начатый не ими процесс. Здесь можно сказать, что конфликт был искусственно раздут обеими сторонами, вопреки мнению руководства музея и церкви и мнению большинства. Если бы конфликт не был создан, собор и сейчас находился бы в совместном пользовании. Может быть прискорбно, но если бы в этом вопросе спросили мнение большинства, простых людей, или даже в городе провели референдум, перевес оказался бы на стороне Церкви. Очень часто приходилось слышать на улицах, остановках разговоры горожан, однозначно высказывавшихся в поддержку Церкви.
    Мне совершенно не понятно, какая опасность угрожает росписям Спасо-Преображенского собора. Духовенство, напротив, содержит храм в идеальном порядке, стремится установить оптимальный температурно-влажностный режим. На иконостасе установлены электрические, а не обычные лампады. Никаких потуг что-то поновлять и переделывать не было. Напротив, начинаются работы по раскрытию и научной реставрации росписей в северном Похвальском приделе, забеленных в 1930-х гг., чего не делалось раньше. Туда планируют перенести будничные богослужения, чтобы меньше затрагивать храмовую часть. Ограничения доступа в собор вопреки отдельным заявлениям также не возникало – храм всегда и для всех открыт, не менее активно посещается туристами.
    По поводу возрождения и возвращения прежним владельцам когда-то конфискованных ценностей можно сказать, что в случае с нашей страной это едва ли возможно полноценно сделать, да и нужно ли? За семьдесят лет советской власти, естественно не сталось прежних дворян и купцов, у которых отбирали имения. Их потомки зачастую уже стали иностранцами и не испытывают большого желания возвращаться на историческую родину и не имеют для этого объективных возможностей. Тот мир без остатка ушел и его уже не возродить. Но Церковь отнюдь не является отжившим организмом – она вместе с народом пережила советское время, доказала свою необходимость, историческую и культурную обоснованность. Показательно, что в тяжелейших испытаниях Великой Отечественной войны даже советская власть была вынуждена повернуться лицом к Церкви – настоящее всегда осознается в беде. Наша церковь пережила страшнейшие гонения на религию в истории человечества и, несомненно, имеет полное право на возрождение и развитие в наше время. Возрождая Богоявленский монастырь, Церковь не ущемляет ни чьи права, возвращает свою же собственность, а также за нас выполняет священную миссию спасения от гибели культурных ценностей. Часто приходилось видеть, когда простые люди помогали в первых начинаниях Алексеевскому монастырю, когда из жилых домов на территории Богоявленского жители помогали в уборке храмов, ходят на службы. Я думаю, что никакого конфликта с Церковью на самом деле не существует – есть лишь вопросы, которые можно и нужно конструктивно решать, всегда достигая диалога. Здесь, к сожалению, хочется заметить, что в Угличе нет такой сильной и организованной общественности, как в Мышкине. Там жители всегда могут найти возможность четко обсудить, помочь, подсказать, договориться. Нам же остается смотреть со стороны, когда кто-то по своей инициативе спасает от гибели культурные ценности, начинает заботиться о них. Такое происходит нечасто, а нам остается оценить немногие благие дела, происходящие в наше время. Пусть хотя бы храмы и монастыри возрождаются, а дойдет ли очередь до купеческих особняков и дворянских усадеб – большой вопрос. В провинции они редко восстанавливаются, в основном лишь рушатся и ветшают.

    Опубликовано 10 февраля 2012 года в 13:33 | Постоянная ссылка
  33. Ольга другая

    “Богоявленский девичий монастырь своею обширностью занимает в городе почти целый квартал и своими постройками выходит на четыре улицы”. – Соловьев Л.Ф. – Краткая история города Углича.-стр.77. Извиняюсь, что упустила слово “почти”.
    Ну уж раз оно так много весит, значит будем считать, что я заблуждаюсь и в кое-чем остальном, и все у всех будет, в конце концов, хорошо. На этом и закончим.
    Ну вы, то Евгений еще что- нибудь на вики добавили бы и о церквях, и об улицах, например (есть ведь много фотографии для иллюстраций), для тех, кому ваши книги недоступны. Чтобы не было вопросов, провоцирующих всякие досужие рассуждения на всю интернет округу.

    Опубликовано 10 февраля 2012 года в 19:02 | Постоянная ссылка